укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Перспективы финансового арбитража в Украине

23.10.2014

Дмитрий Шемелин, юрист, ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: «Юридическая практика»

Для создания независимого института финансового арбитража Украине необходимо обратиться к зарубежному опыту урегулирования банковских споров


Повышение доверия к судебной системе – одна из проблем, которая остается актуальнейшей уже лет двадцать. К сожалению, революционная волна опять вынесла наверх стратегии вроде «всех судей уволить, все суды закрыть», что по степени проработанности сильно напоминает известное «все отнять и поделить».

Естественно, мы не первые, кто столкнулся с подобной проблемой, а потому в мировой практике существуют интересные прецеденты ограниченного реформирования судебной и регуляторной системы, которые вполне могли быть испытаны на Украине. Речь идет о независимом институте по внесудебному урегулированию финансовых споров.

 Системный подход

В 2008 году, после банкротства американского инвестиционного банка Lehman Brothers и финансового кризиса, управление денежного обращения Гонконга Hong Kong Monetary Authority (НКМА) столкнулось со значительным спадом доверия инвесторов, особенно непрофессионалов, ко всей финансовой системе Гонконга. Рассмотрение споров между финансовыми компаниями и инвесторами в судах было слишком длительным и затратным для того, чтобы адекватно реагировать на движения финансовых рынков. В результате на НКМА посыпались жалобы инвесторов на отсутствие реальных средств защиты их прав в кризисной ситуации. Со своей стороны, НКМА могла оперативно принимать только регуляторные решения и не могла присудить компенсацию инвестору, даже если видела его правоту.

В ответ НКМА приняла решение создать на основе местного арбитражного центра Hong Kong International Arbitration Centre (HKIAC) независимую систему урегулирования споров между финансовыми компаниями и потребителями финуслуг. Такая система под эгидой HKIAC просуществовала несколько лет и пользовалась достаточным успехом, в связи с чем в 2012 году правительство Гонконга перевело ее в отдельную некоммерческую организацию – Financial Dispute Resolution Center.

На рассмотрение арбитров Центра может быть передан любой спор между финансовыми учреждениями Гонконга и их клиентами-инвесторами. Для инвесторов эта процедура добровольна (по желанию можно обратиться и в суд), участие финансовых учреждений предписывается законом. Обычно процедура предусматривает попытку примирения сторон, в случае неуспеха которой инвестор может попросить арбитра вынести обязательное решение. Все процедуры проводятся оперативно, профессиональными арбитрами, поэтому затраты времени и финансов невелики, что позитивно воспринимается как инвесторами, так и учреждениями.

Подобная система существует и в США под эгидой FINRA (Financial Industry Regulatory Authority) – негосударственной организации, уполномоченной Конгрессом США разрабатывать правила деятельности на финансовых рынках и контролировать их выполнение.

Так же как и в Гонконге, финансовые учреждения (брокеры), зарегистрированные в FINRA, обязуются участвовать в ее процедурах медиации или арбитража по искам их клиентов-инвесторов, для которых эта процедура добровольна. Инвестор, который считает, что он пострадал от недобросовестных действий своего брокера, может обратиться с арбитражным иском в FINRA; организация назначит арбитров и будет сопровождать производство. Арбитраж при FINRA пользуется популярностью – его трибуналы рассматривают около 4000 дел в год.

Отдаленным аналогом этих институтов можно назвать также и российского «финансового омбудсмена», действующего в рамках Ассоциации российских банков и рассматривающего споры между банками-членами ассоциации и их клиентами. В России этот институт был введен в 2010 году и пользуется достаточно большим спросом среди добросовестных заемщиков, которые хотели бы цивилизованным путем реструктуризировать выплаты или продлить срок погашения кредита, который они временно не могут выплачивать.

Так же как в Гонконге и в США, рассмотрение спора омбудсменом обязательно для банка-члена ассоциации, но добровольно для его клиента. Тем не менее, как показывает практика, деятельность омбудсмена выгодна и для адекватных заемщиков, которые могут без излишней нервотрепки вступить в диалог с банком, и для банков, которые экономят время, средства на мерах взыскания, а также сохраняют репутацию и клиентов. В России финансовый омбудсмен рассматривает около 100 споров в месяц.

В Испании финансовый арбитраж имеет несколько другую направленность – он рассматривает споры между банками. Associacion Espagnola de Banca содержит постоянно действующий арбитражный центр по разрешению межбанковских споров Servicio para dirimir cuestiones entre bancos (DIRIBAN). На сегодняшний день им рассмотрено около тысячи споров.

Участие в процедурах центра вначале было добровольным, однако, увидев его эффективность, центробанк Испании (Banco de España) впоследствии обязал всех участников системы электронных платежей участвовать в DIRIBAN.

Сама арбитражная процедура в DIRIBAN бесплатна и напоминает скорее административное, чем судебное рассмотрение. Обе стороны спора представляют все необходимые документы на рассмотрение Секретариата DIRIBAN, который назначает докладчика по делу. Докладчик готовит дело к рассмотрению и представляет его постоянному трибуналу DIRIBAN, состоящему из представителей банков-участников системы. Таким образом, банки в конечном счете судят сами себя, что сильно повышает доверие к этой довольно успешной системе урегулирования споров.

Наконец, необходимо упомянуть и о Dubai Financial Markets Tribunal. Когда из Дубая стали делать мировой финансовый центр, одной из очевидных проблем была предсказуемость регуляторной деятельности для крупных инвесторов. Все-таки Дубай не мог себе позволить двести лет нарабатывать финансовые традиции Сити. Эту проблему решили достаточно изящно: решения Dubai Financial Services Authority, основного регулятора финансовых рынков в Дубае, могут быть обжалованы в арбитраже Financial Markets Tribunal, который создан английскими специалистами из LCIA. В результате авторитет арбитров LCIA цементирует предсказуемость дубайского регулятора, и все остаются в выигрыше.

Разрешение по-украински

Для Украины регуляторный арбитраж на сегодняшний день, пожалуй, слишком «прогрессивен»: вряд ли ГКЦБФР или НБУ захочет делиться своими полномочиями с некими арбитрами. Также маловероятно, чтобы государство пошло на создание финансового анклава, подобного Dubai International Financial Centre – территории со своими отдельными судами и даже «правительством». Кроме того, споры между банками и потребителями не могут передаваться в третейский суд в соответствии с пунктом 14 статьи 6 Закона Украины «О третейских судах».

Поэтому на Украине речь могла бы идти о создании некоего синтеза DIRIBAN и гонконгского Financial Dispute Resolution Center – отдельного третейского суда под эгидой НБУ по разрешению банковских споров (с участием банков и юридических лиц).

На сегодняшний день закон формально запрещает создание третейского суда при Нацбанке (при государственном органе). Такой третейский суд должен организовываться при всеукраинской общественной организации или при ассоциации банков. Однако, подобно тому как это делается в Испании, Нацбанк мог бы реально участвовать в контроле над таким судом, обеспечивая качество и оперативность третейских решений. Взамен НБУ мог бы предоставить такому суду значительное конкурентное преимущество, взяв под надзор исполнение его решений со стороны банков.

В качестве средства контроля НБУ мог бы принимать участие в формировании секретариата третейского суда, а также списка арбитров, квалифицированных в финансовом праве и в разрешении споров. Также, к примеру, глава секретариата такого третейского суда мог бы назначаться по рекомендации НБУ.

В аспекте юрисдикции такого суда, вероятно, стоит идти проверенным путем: рассмотрение споров обязательно для банков, но добровольно для их клиентов. С юридической точки зрения, банки, к примеру, могли бы давать открытую бессрочную оферту заключения арбитражного соглашения, которую клиенты или другие банки могли бы при желании акцептовать. Таким образом, государственные суды оставались бы по умолчанию основным средством разрешения споров, но иск против банка мог бы подаваться по желанию его контрагента (клиента или другого банка в случае межбанковского кредитования) и в третейский суд.

Кроме того, можно было бы предусмотреть возможность добровольной передачи в третейский суд любых споров финансового характера с участием небанковских учреждений. Если третейский суд «при НБУ» будет иметь успех, на его рассмотрение могут передаваться споры со страховыми компаниями, компаниями по управлению активами и другими подобными.

Создать и сохранить

Что касается назначения арбитров, здесь могут рассматриваться разные варианты. Очевидно, что успех нового третейского суда будет решаться только качеством третейского рассмотрения. Поэтому есть смысл создать достаточно широкий список арбитров, в который вошли бы представители банков, общественных организаций, юридических фирм и другие признанные специалисты, в том числе и рекомендованные Нацбанком. Соответственно, при рассмотрении дела коллегиальным третейским судом председатель назначался бы секретариатом (или по согласию сторон), а стороны были бы вольны назначить своих арбитров по собственному выбору.

В случае, если новый третейский суд удастся создать и сохранить действительно независимым, в определенном смысле выиграют все участники.

Банки получат быстрое и профессиональное рассмотрение дел, причем легитимность решения, даже если оно будет принято в пользу банка, будет гораздо труднее поставить под сомнение, ведь за арбитрами из частной сферы еще не тянется шлейф репутации нашей судебной системы. Для межбанковских споров такой третейский суд также позитивен: дело рассматривается профессиональными арбитрами, имеющими хороший опыт в подобных делах, которые говорят с банками на одном языке и не потратят полгода только на то, чтобы назначить дело к рассмотрению.

Клиенты могут надеяться на справедливое и законное решение спора с банком в случае, если они действительно правы, а также на получение от банка реальной компенсации, за выплатой которой будет следить НБУ. При этом маловероятно, чтобы клиенты подавали в такой третейский суд заведомо спекулятивные иски – затягивать производство лучше в государственном суде, с его формальными апелляциями и кассациями, а не в неформальном третейском разбирательстве.

Ключевым фактором, конечно, будет позиция Нацбанка, который и должен будет обеспечить независимость, законность и прочие конкурентные преимущества для своего третейского детища. Прибыль для НБУ в этой сделке будет, скорее, нематериальной: в обмен на свои усилия НБУ без радикальных законодательных изменений займет беспрецедентную позицию на банковском, а в будущем, возможно, и на всех финансовых рынках Украины.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия