укр eng рус est

Publications

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

Which Rebranding of Themis for Us is Needed

26.07.2011

This content is available only in original language of publication – Russian.

Эксперт, июль 2011
http://www.expert.ua/articles/8/0/7981/

Одной из первых реформ, которой озаботилась нынешняя власть, стала судебная

С утроенной энергией она взялась за ребрендинг Фемиды. Во-первых, чтобы успокоить народ, возмущенный судейскими «прайсами». Во-вторых, чтобы снизить судейский фактор риска для всех иностранных контрагентов, вступающих в экономические отношения с Украиной или отечественными компаниями. В-третьих, чтобы позволить крупному капиталу защитить свою собственность не только в Лондоне, но и в родных пенатах.

Принятие законопроектов «О судоустройстве и статусе судей» и «О недопущении злоупотребления правом на обжалование» определило основные тенденции реформы. Ее ключевой момент — сужение полномочий Верховного суда Украины и формирование Высшего специализированного суда Украины по гражданским и уголовным делам Украины как кассационной инстанции для судов общей юрисдикции. Сама идея продвигается в массы с помощью благородных лозунгов: сделать систему правосудия доступной для граждан, обеспечить принятие справедливых и оперативных решений, искоренить в судах коррупцию, о которой уже слагают легенды. Еще один немаловажный момент — избавиться от порочной практики, когда судья сегодня рассматривает уголовное дело, завтра — земельный спор, а послезавтра — бракоразводный процесс.

Вместе с тем для юридического сообщества в этой реформе остаются непонятными некоторые положения. Например, почему Высший совет юстиции (ВСЮ) поставлен в один уровень с высшими органами государственной власти, чьи акты, наряду с президентскими и парламентскими, могут быть обжалованы только в Высшем админсуде? Если Высший совет юстиции получает право оперативного контроля над работой судей, то кто имеет право контроля над самим ВСЮ?

Попутно новым законодательством упрощается процедура привлечения Высшим советом юстиции судей к ответственности. Мне как практикующему адвокату, конечно, отрадно читать о возможности увольнения судьи за нарушение морально-этических принципов поведения. Что и говорить — звучит заманчиво, если ВСЮ по моей жалобе лишает судью мантии за его хамство. Но есть ли в этом что-то общее с реальностью? Ведь получается, что теперь редкий судья осмелится ослушаться члена ВСЮ или выпишет повестку президенту Януковичу по делу Межигорья. Ибо он отлично знает, чем грозит ему такое непослушание в стране, которую новая власть «отформатировала» под себя за первые сто дней.

А реальность такова, что гражданам приходится искать правду в судах годами. Если по закону решение кассационного суда является окончательным, то на практике ситуация далеко не столь идеальна. Судьи кассационного суда отправляют дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции с последующим апелляционным и кассационным обжалованием. И так — до бесконечности. Поэтому, если говорить об истинных изменениях, а не показном ребрендинге, необходимо обязать судей кассационной инстанции направлять дела на новое рассмотрение сразу в апелляционный суд. Если же дело повторно вернется в кассационный суд, то у тамошних судей не остается иного варианта, кроме как самим, засучив рукава, засесть за изучение нюансов дела и принять окончательное решение.

А еще в рамках изменений в судебной системе государство просто обязано снизить нагрузку на судей. Ведь ситуация, при которой человек в мантии ежегодно рассматривает около тысячи исковых заявлений, — нонсенс. Для этого надо сделать так, чтобы судиться стало дорого. То есть ужесточить материальную ответственность за подачу иска по надуманным причинам и повысить госпошлину.

Я уже предвижу, как поборники справедливости начнут резонерствовать, дескать, надо оставить обращение в суд недорогим. Всё это из-за того, что у них попросту недостаточно знаний об устройстве правосудия. Ведь ситуация, когда, уплатив восемь гривен пятьдесят копеек госпошлины, можно парализовать работу предприятия на долгие месяцы, выгодна только рейдерам.

Стоит также отметить, что отличной альтернативой судебному разбирательству могут стать досудебные урегулирования в адвокатских конторах, работа третейских судей (при условии, что за ними будет «глаз да глаз») и рассмотрение мелких споров мировыми судьями по примеру некоторых иностранных юрисдикций.

При этом особо подчеркну — никто не отказывает судьям в праве получить «сытный обед». Ведь при нынешнем окладе судьи местного суда в две с половиной-три тысячи гривен удержаться от получения «благодарности» за «правильное» решение может только альтруист с железной волей. Но надо понимать и то, что сейчас нереально повысить зарплату судей за счет госбюджета, поскольку оный трещит по швам. Поэтому остается только один вариант — снижать нагрузку на суды, сокращать судейский корпус и повышать зарплату оставшимся.

Там, где пряник, непременно должен быть и кнут. Что бы там ни говорили о финансовом мониторинге близких родственников судьи, всё это сродни стрельбе по воробьям из пушки. Ибо проверить всех без исключения предпринимателей-детей, свёкров, тещ, зятьев, племянников, сестер, братьев и прочих сватов и крестных отцов с матерями — попросту нереально. Поэтому нужно разрешить работникам специального департамента СБУ провоцировать взятки судьям и сажать в тюрьму всех провинившихся.

Существенных корректировок требует и механизм отбора судей, дабы после собеседований в Высшей квалификационной комиссии судей Украины, Высшем совете юстиции и администрации президента кандидаты не выходили оттуда инфицированными «вирусом коррупции». Я убежден, что вопросами отбора и увольнения судей должны заниматься только те, у кого нет соблазна использовать судью, а именно юристы-ученые, а отнюдь не прокуроры, адвокаты или политики.

 
© 2018 Ilyashev & Partners / Mobile version