укр eng рус est

Публікації

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

To Russia or Holland?

12.12.2011

This content is available only in original language of publication – Russian.

Экономические известия, 12 декабря 2011
http://blogs.eizvestia.com/full/v-rossiyu-ili-gollandiyu

На днях благодаря Facebook я прочитал интересный диалог, состоявшийся, по-видимому, между радикалом и протывсихом.

— Ну вот, опять страну, которая дала миру Лобачевского и Менделеева, будут высмеивать всем миром. Да уж, хватит давить кнопки на клавиатурах, пора действовать!

— Вы что, правда, хотите попасть под «каток»? А на фальсификации, в которых выборы не обнаружены, я уже давно не хожу.

— Ну вот, опять мне одному на передовую.

И хотя речь шла о прошедших в воскресенье выборах в российскую Госдуму, кто сказал, что такой же диалог не состоится следующей осенью в Украине? Выборы в РФ показали параллельное снижение популярности власти и явки избирателей. Если в России при явке в 50% партия Путина-Медведева едва набирает 50%, это значит, что тандем поддерживает только каждый четвертый россиянин.

Способ защиты своих завоеваний единоросы выбрали нехитрый и вполне стандартный для «недодемократий» — избирательный барьер был повышен с 5% до 7%. Голоса мелких партий (хоть речь и идет о миллионах граждан) распределены между крупными. Честно это? Вряд ли. Удобно власти и парламентской оппозиции? Безусловно. Турецкие же «демократы» пошли еще дальше: ввели 10%-ный барьер, и на выборах 2002 г. в парламент не прошли партии, суммарно набравшие более 45% голосов.

У нас аналогичные тенденции — барьер с 3% повышен до 5%. При этом при поддержке БЮТ. Очевидно, «Батьківщина» тоже рассчитывает поживиться за счет голосов небольших партий. Здесь как в анекдоте о втискивающемся в переполненный троллейбус пассажире: будучи на тротуаре, он возмущается: «Граждане, ну неужели нельзя продвинуться в салоне?», а как только встал на подножку, тут же вопит: «Куда вы претесь? Это что, последний троллейбус?».

В Украине на последних парламентских выборах не у дел остались сотни тысяч граждан, голоса которых были распределены между парламентскими партиями, за которые эти люди не голосовали. Теперь с увеличенным барьером цифры будут еще более удручающими. Власть позволила себе увеличение барьера, понимая, что это вряд ли выведет массы на улицы — уж больно ничтожен повод. А ведь для избирателей это важный, один из ключевых моментов, ограничивающих их права.

При этом даже барьер в 1% не является демократичным. Правильно и конституционно, чтобы каждый из 225 депутатов-списочников репрезентовал 0,44% голосов. Речь идет о математике для третьего класса школы — 100% голосов делим на 225 мест. И только такой барьер — 1 депутат — был бы правильным. Для сравнения, именно так сделано в Нидерландах, где барьер — 0,67%.

Что же до критики, дескать, это приведет к дроблению фракций и невозможности создать «сильные» партии, то пальцев обеих рук не хватит, чтобы посчитать, сколько партий, прошедших в парламент, потом быстро ушли в небытие. Не меньше можно насчитать и случаев, когда непарламентские партии живут долгой и полноценной жизнью. Более того, если маленькие партии не научатся договариваться между собой и не оправдают доверия, то на следующих выборах избиратели быстро вернут их на грешную землю, отдав предпочтение другим. И это правильный естественный отбор, в отличие от сегодняшнего зоопарка.

 
© 2018 Ilyashev & Partners / Mobile version