укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

State under Сontrol

05.06.2012

This content is available only in original language of publication – Russian.

Юридическая практика, 5 июня 2012

http://yurpractika.com/article.php?id=100104421

Защита инвестиций гарантирована государством, но не секрет, что наше государство не всегда соблюдает эти гарантии, а в некоторых случаях само является источником нарушения прав инвесторов. В делах о незаконной приватизации и о признании недействительными инвестиционных договоров защита инвестиций прямо связана с защитой права собственности.

Необходимо отметить, что инвесторы для защиты своих прав могут использовать гарантии, предусмотренные Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод и Протоколами к ней (Конвенция), толкование и применение которых находит свое отображение в практике Европейского суда по правам человека (Евросуд).

В соответствии со статьей 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» при рассмотрении дел суды применяют Конвенцию и практику Евросуда как источник права. Таким образом, доводы, обосновывающие правовую позицию со ссылками на Конвенцию и практику Евросуда, должны быть рассмотрены и проанализированы национальными судами.

Конвенционная система также гарантирует возможность в случае исчерпания национальных средств правовой защиты обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой о нарушении государством прав, признанных в Конвенции или в Протоколах к ней, а государство обязуется никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Широкое толкование

С позиции защиты прав инвесторов особое внимание следует уделить тому, что статья 1 Первого протокола защищает правомерное ожидание наступления определенных обстоятельств.

В ряде дел, в частности «Пайн Велли Девелопмент и другие против Ирландии» (Pine Valley Developments Ltd and Others vs. Ireland, № 12742/87, решение от 29 ноября 1991 года), «Стретч против Объединенного Королевства» (Stretch vs. United Kingdom, № 44277/98, решение от 24 июня 2003 года), «Федоренко против Украины» (Fedorenko vs. Ukraine, № 25921/02, решение от 1 июня 2006 года), Евросудом было определено, что, согласно устоявшейся практике органов Конвенции, «имущество» может быть «существующим имуществом» или активами, включая требования, которыми заявитель может обосновать, по крайней мере, «правомерное ожидание» получения эффективной реализации права собственности.

Например, в деле «Пайн Велли Деве­лопмент и другие против Ирландии» заявитель приобрел земельный участок, в отношении которого действовали документы, разрешающие промышленную застройку этого участка. Впоследствии национальным судом разрешение на застройку было аннулировано, поскольку план-схема застройки противоречила национальному законодательству. Заявитель считал, что такое решение национального суда является неправомерным вмешательством в его право собственности, гарантированное статьей 1 Первого протокола.

Евросуд в своем решении указал, что на момент приобретения земли существовали все надлежащие разрешения на застройку, которые заявитель имел полное право считать действительными и законными. Евросуд определил, что при таких обстоятельствах было бы «ненадлежащим формализмом» полагать, что решение национального суда не составляло вмешательство в право собственности заявителя. До принятия решения национальным судом заявитель правомерно ожидал, что он сможет осуществить предполагаемую застройку, и такое «правомерное ожидание» должно считаться составляющим собственности для целей применения статьи 1 Первого протокола.

Такая практика Евросуда нашла свое отображение и в решениях украинских судов. Прямо ссылаясь на решения Евросуда по делам «Стретч против Объединенного Королевства» (Stretch vs. United Kingdom) и «Федоренко против Украины» (Fedorenko vs. Ukraine), Верховный Суд Украины и Высший хозяйственный суд Украины в своих постановлениях указали, что имуществом в значении статьи 1 Первого протокола считается законное и обоснованное ожидание приобрести имущество или имущественные права по заключенному с органом пуб­личной власти договору. Руководствуясь такой позицией, обосновывалось решение об отсутствии оснований для признания недействительными договоров купли-продажи имущества, приобретенного в процессе приватизации, ввиду того что приватизация прошла с нарушением действующего законодательства.

Таким образом, право инвесторов на имущество, а также имущественные права и другие экономические интересы, включая «правомерное ожидание», подпадают под действие гарантий, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней.

Скрупулезная оценка

Относительно позиции Европейского суда о вмешательстве в право собственности, то любое вмешательство органов власти в право на мирное владение имуществом не будет противоречить статье 1 Первого протокола, только если был обес­печен «справедливый баланс» между интересами общества и требованием защиты основополагающих прав конкретного лица. Вопрос относительно того, был ли обеспечен такой справедливый баланс, становится актуальным только после установления, что соответствующее вмешательство государства удовлетворяет требование законности и не является произвольным (решения «Серявин и другие против Украины» (Seryavin and others vs. Ukraine, № 4908/04, 10 февраля 2010 года), «Украина-Тюмень против Украины» (Ukraina-Tyumen vs. Ukraine, № 22603/02, 22 ноября 2007 года, решение по сути).

Поэтому вмешательство государства в право собственности должно соответствовать требованию законности и осуществляться в интересах общества. Кроме того, государством должна быть соблюдена пропорциональность такого вмешательства — соблюдение справедливого баланса между требованием общественного интереса, с одной стороны, и защитой права на мирное владение имущества конкретного лица — с другой. В противном случае будет иметь место нарушение государством статьи 1 Первого протокола к Конвенции.

На примере изложенного видно, что Евросуд достаточно скрупулезно относится к защите прав частных лиц на принадлежащее им имущество, контролируя вмешательство со стороны государства в право собственности. Кроме того, Евросудом оцениваются не только соответствие такого вмешательства национальному законодательству, но и все его обстоятельства.

 
© 2017 Ilyashev & Partners / Mobile version