укр eng рус est

Публікації

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

Arbitration Has Gone on Trial

06.02.2012

This content is available only in original language of publication – Russian.

Юридическая практика, 06 февраля 2012
http://yurpractika.com/article.php?id=100103553

В данной статье на примере конкретного разбирательства, в котором на стороне государственного предприятия участвовали авторы статьи, будет рассмотрен вопрос касательно пределов вмешательства судебных органов государства в рассмотрение спора международным коммерческим арбитражем.

Семь кругов суда

10 января 2003 года между украинским государственным предприятием «Киев­ский авиационный завод «Авиант» и чешской фирмой «Акаси» был заключен договор поставки двигателей (Договор). Пункт 10 Договора содержал арбитражную оговорку, согласно которой все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего договора или в связи с ним, подлежат рассмотрению в арбитражном порядке в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС).

В марте 2005 года «Акаси» обратилась в МКАС с иском о взыскании с «Авианта» значительной суммы в связи с предполагаемым нарушением госпредприятием условий Договора. Постановлением от 17 марта 2005 года дело принято к производству МКАС.

После подачи иска в МКАС руководитель «Авианта» обратился в Голосеевский районный суд г. Киева с иском о признании Договора недействительным, определив ответчиками стороны контракта. 13 июля 2005 года суд вынес решение, которым Договор был признан недействительным в полном объеме, включая арбитражную оговорку. На основании такого решения, согласно пункту 2 статьи 16 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже» от 24 февраля 1994 года (Закон), госпредприятие обратилось в МКАС с ходатайством об отсутствии у арбитров компетенции на рассмот­рение этого спора. Поданное ходатайство было отклонено составом арбитража в связи с тем, что компетенция МКАС была признана постановлением председателя МКАС от 17 марта 2005 года при принятии дела к производству и подтверждена определением состава арбитража от 19 июля 2005 года. Таким образом, арбитры подтвердили принцип автономности арбитражной оговорки.

После вступления в законную силу решения Голосеевского райсуда г. Киева украинское предприятие обратилось в Шевченковский районный суд г. Киева с заявлением об отсутствии у МКАС компетенции рассматривать спор. 18 октяб­ря 2005 года решением Шевченковского райсуда г. Киева заявление «Авианта» было удовлетворено — признано отсутствие компетенции МКАС рассматривать спор относительно невыполнения условий Договора. При этом одним из доказательств отсутствия компетенции МКАС было решение Голосеевского райсуда г. Киева.

Компания «Акаси» не сидела сложа руки и подала в Апелляционный суд г. Киева жалобу на решение Голосеевского райсуда г. Киева. 14 ноября 2005 года апелляционная жалоба была удовлетворена, решение Голосеевского райсуда было отменено, и производство по делу прекращено в связи с неподсудностью.

На основании решения Шевченков­ского суда «Авиантом» 9 декабря 2005 года в МКАС было подано ходатайство о прекращении производства по делу в связи с отсутствием у арбитров компетенции на его рассмотрение.

Тем не менее, по настоянию представителей истца, арбитраж продолжил рассмотрение дела на основании того, что якобы (цитата из решения МКАС) «последним судебным решением является определение Апелляционного суда г. Киева от 14 ноября 2005 года», которым было отменено решение Голосеевского райсуда г. Киева. Оставляя без комментариев логику арбитров о «последнем» судебном акте по разным (!) делам, отметим лишь, что арбитры не посчитали необходимым учесть тот факт, что отсутствие компетенции МКАС было установлено решением Шевченковского райсуда г. Киева, которое на тот момент вступило в законную силу. 9 декабря 2005 года МКАС вынес решение о частичном удовлетворении иска «Акаси».

После этого по вновь открывшимся обстоятельствам — в связи с отменой решения Голосеевского райсуда г. Киева — было отменено решение Шевченковского райсуда г. Киева, установившее отсутствие компетенции МКАС на рассмотрение спора (определением Шевченковского райсуда г. Киева от 6 февраля 2006 года).

Казалось бы, «Акаси» добилась окончательной победы. Однако в январе 2006 года «Авиант» обратился в Шев­ченковский районный суд г. Киева с заявлением об отмене решения МКАС от 9 декабря 2005 года. Основными аргументами представителей госпредприятия были следующие: арбитражная процедура не отвечала части 2 статьи 34 Закона, поскольку у МКАС отсутствовала компетенция на рассмотрение спора; само арбитражное решение противоречит пуб­личному порядку Украины, так как было вынесено форумом, у которого не было компетенции на рассмотрение спора; на момент принятия решения МКАС решение Шевченковского районного суда г. Киева вступило в законную силу, а поэтому, согласно части 5 статьи 124 Конституции Украины, являлось обязательным к исполнению на всей территории Украины.

Определением Шевченковского райсуда г. Киева от 24 ноября 2011 года решение МКАС было отменено, по состоянию на дату написания этой статьи определение вступило в законную силу. Суд счел, что пребывание в силе решения Шевченковского райсуда г. Киева об отсутствии компетенции состава арбитража на момент вынесения решения МКАС являлось безусловным препятствием для рассмотрения арбитрами такого спора.

По мнению суда, определяющее значение имело пребывание в силе запрещающего решения суда на момент вынесения решения МКАС, при этом даже последующая отмена решения суда значения не имеет. Таким образом, существование решения МКАС, вынесенного с противоречием решению государственного суда, суд признал нарушением публичного порядка Украины.

В приведенном примере, несмотря на решение государственного суда об отсутствии компетенции у МКАС, последний продолжил рассмотрение спора. В конечном результате это привело к тому, что победитель в арбитражном процессе оказался на месте проигравшего. Вместо победы получил лишь убытки в виде затрат на участие в арбитражном процессе, а также сегодняшнюю ситуацию с нерешенным спором и пропущенным сроком исковой давности по требованиям к украинскому юрлицу. Фактически именно такое решение состава арбитража и привело к отмене, возможно, по сути законного, но ущербного по процедуре вынесения решения МКАС.

Нарушение публичного порядка

В украинской судебной практике существуют и другие примеры отмены решений МКАС на аналогичных основаниях.

Так, определением Апелляционного суда г. Киева от 26 сентября 2005 года было отменено решение МКАС от 18 апреля 2005 года, которым был удовлетворен иск ЗАО «Корпорация «Теком» (Российская Федерация) к ОАО «Запорожский производственный алюминиевый комбинат» (Украина).

Определением коллегии судей Су­дебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины от 13 декабря 2006 года кассационная жалоба «Теком» была отклонена, а определение Апелляционного суда г. Киева от 26 сентября 2005 года — оставлено без изменений. Основной довод Верховного Суда базировался на основании «наличия решения Орджоникидзевского районного суда г. Запорожья от 13 октября 2003 года, которым: признан недействительным договор от 2 июля 1999 года, который был предметом рассмотрения арбитражного суда, отменена арбитражная оговорка, предусмот­ренная пунктом 10 договора, …апелляционный суд обоснованно пришел к выводу, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Украины».

Объединяет эти дела то, что, как в первом, так и во втором случае, решение МКАС было отменено по причине несоответствия публичному порядку Украины. В первом случае несоответствие основывалось на установленном решении государственного суда отсутствии у МКАС компетенции на рассмот­рение спора (даже невзирая на последующую отмену решения). Во втором же — нарушение пуб­личного порядка состояло в наличии на момент вынесения решения МКАС решения государственного суда, которым договор и включенная в него арбитражная оговорка были признаны недействительными.

Обращаясь в международный арбитраж, истец отдает себе отчет в том, что наличие хорошей правовой позиции относительно предмета спора предоставляет высокую вероятность победы. При этом такому истцу не стоит пренебрегать строгим соблюдением процедур, ведь в ином случае победа может оказаться Пирровой. Основная же ответственность за неправильные процедурные решения лежит на арбитрах, к счастью для них — ответственность в основном морально-этическая.

Два описанных дела, несмотря на определенные отличия, могут иметь вполне хрестоматийный характер и быть использованы в качестве прецедентного подхода для стороны, обычно стороны защиты, не признающей компетенцию МКАС либо желающей просто затянуть срок рассмотрения спора арбитрами.

 
© 2017 Ilyashev & Partners / Mobile version