укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

Almighty European Court

03.07.2012

This content is available only in original language of publication – Russian.

Юридическая практика, 3 июля 2012

http://yurpractika.com/article.php?id=100104630

Защита прав интеллектуальной собственности от посягательств государства возможна через Европейский суд по правам человека

Существуют разные мнения относительно того, имеет ли Европейский суд по правам человека (Евросуд) — институция, которая стоит на защите фундаментальных прав человека, — отношение к интеллектуальной собственности.

Отвечая на этот вопрос, необходимо отметить наличие взаимосвязи между институтом интеллектуальной собственности и Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод и Протоколов к ней (Конвенция) в свете практики Евросуда, которая является толкованием Конвенции. Несмотря на то что Евросуду редко приходится сталкиваться с вопросами защиты прав интеллектуальной собственности, практика все же существует, и на ее основании можно сделать определенные выводы.

Спор вокруг реализации

Стоит отметить, что статья 1 Первого протокола к Конвенции гарантирует защиту собственности. Понятие «собственность» в этой статье имеет автономное значение и находит свое конкретное определение в практике Евросуда. Таким образом, путем толкования норм Конвенции Евросуд включает широкий спектр экономических прав и интересов в сферу конвенционной защиты.

Что касается прав интеллектуальной собственности, Евросуд определил, что патент, торговая марка, а также заявка на регистрацию торговой марки и авторское право подпадают под сферу защиты статьи 1 Первого протокола к Конвенции.

В деле «Смит Кляйн и «Френч лабораториз Лтд.» против Ни­дерландов» («Smith Kline and French Laboratories Ltd VS. the Netherlands», жалоба № 12633/87) Европейская комиссия по правам человека пришла к выводу, что патенты подпадают под понятие «имущества», на которое распространяется действие статьи 1 Первого протокола. То есть в случае посягательства на его права обладатель патента может в полной мере защищать свою собственность, ссылаясь на Конвенцию и практику Евросуда о беспрепятственном пользовании своим имуществом.

В этом отношении представляет интерес дело «Анхойзер-Буш Инк.» против Португалии» («Anheuser-Busch Inc. VS. Portugal», № 73049/01, решение от 11 января 2007 года), в котором Большая палата Евросуда, проанализировав всю имеющуюся практику, пришла к выводу, что статья 1 Первого протокола применима к интеллектуальной собственности как таковой («Anheuser-Busch Inc. VS. Portugal», пункт 72).

Заявителем в этом деле была американская компания Anheuser-Busch, выпускающая пиво марки Budweiser. Это был спор между двумя частными компаниями-производителями пива — американской Anheuser-Busch и чешской Budеjovickу Budvar — относительно эксклюзивного права реализовывать в Португалии пиво марки Budweiser. Компания-заявитель обратилась в Евросуд с жалобой на действия органов власти Португалии, которые отказались зарегистрировать в этой стране торговую марку Budweiser.

Большая палата постановила, что требования статьи 1 Первого протокола к Конвенции не были нарушены, однако Евросуд пришел к интересным выводам, которые стоит упомянуть.

Так, Евросуд рассмотрел вопрос, применима ли статья 1 Первого протокола к заявке на регистрацию товарного знака, то есть возможно ли защитить экономические интересы, вытекающие из такой заявки на регистрацию, наравне с зарегистрированным товарным знаком. Евросуд обратил внимание на большое количество финансовых прав и интересов, вытекающих из заявки на регистрацию товарного знака, указал, что такие заявки могут порождать различные сделки, а также обладать значительной денежной стоимостью. Кроме того, португальское законодательство и практика закрепляют возможность получения компенсации за незаконное или обманное использование третьими лицами товарного знака, заявка на регистрацию которого находится в процессе рассмотрения.

Учитывая все эти элементы, Евросуд пришел к выводу, что правовой статус компании-заявителя как юридического лица, подавшего заявку на регистрацию товарного знака, подпадает под действие статьи 1 Первого протокола, поскольку порождает интересы имущественного характера. В целом регистрация товарного знака (и степень охраны, которую она предоставляет) становится окончательной лишь в том случае, если этот знак не нарушает законных прав третьих лиц, так что в этом смысле права, связанные с подачей заявки на регистрацию, подчинены определенному условию. Тем не менее, когда компания-заявитель подала свою заявку на регистрацию товарного знака, она была вправе ожидать, что эта заявка будет рассмотрена по применимому законодательству, если только она соответствует остальным материально-правовым и процессуальным условиям, имеющим отношение к процедуре регистрации («Anheuser-Busch Inc. VS. Portugal», пункт 78).

Важная роль

Важным моментом является то, что, рассматривая дело «Анхойзер-Буш Инк.» против Португалии», Евросуд не касался вопросов интеллектуальной собственности, связанных с природой спора об использовании названия Budweiser. Вопросы узнаваемости и схожести торговой марки, места происхождения товара, действия национальных норм и международных договоров в этой сфере, которые являлись ключевыми для принятия решения по делу местными органами, Евросуд не рассматривал. В рамках своей юрисдикции он рассмотрел жалобу на отказ органов власти и судов Португалии зарегистрировать торговую марку в свете предполагаемого нарушения статьи 1 Первого протокола к Конвенции, то есть установил, было ли по настоящему делу допущено вмешательство государства в осуществление компанией-заявителем своих прав.

По существу, Евросуд рассмотрел жалобу компании-заявителя на результат решения португальскими судами спора между двумя конкурирующими между собой претендентами на одно и то же название. Опираясь на свою устоявшуюся практику, Евросуд отметил, что даже в делах, относящихся к судебному разбирательству между частными физическими и юридическими лицами, обязательства государства по статье 1 Первого протокола к Конвенции влекут за собой принятие мер, необходимых для защиты права собственности. В частности, государство обязано обеспечить участникам спора судебные процедуры, предоставляющие им необходимые процессуально-правовые гарантии и, следовательно, дать национальным судам и трибуналам возможность разрешить дело эффективно и справедливо с учетом подлежащих применению правовых норм. Евросуд указал, что его полномочия по проверке правильности толкования и применения национального права ограниченны, и в его задачи не входит замещать национальные суды. Роль Евросуда заключается скорее в обеспечении того, чтобы решения этих судов не были результатом произвола или не были явно необоснованными («Anheuser-Busch Inc. VS. Portugal», пункт 83).

Таким образом, Евросуд осуществляет защиту интеллектуальной собственности, применяя механизм защиты права собственности, предусмотренный статьей 1 Первого протокола к Конвенции. Тем самым он препятствует вмешательству со стороны государства в право заявителя беспрепятственно пользоваться своими правами в этой сфере. К тому же, несмотря на ограниченность юрисдикции Евросуда, его практика должна способствовать эффективному и справедливому рассмотрению споров об интеллектуальной собственности на национальном уровне.

 
© 2017 Ilyashev & Partners / Mobile version