укр eng рус
Останні новини
Відгуки
Chambers Europe

«Нещодавно фірма провела консультування з низки фармацевтичних справ. Багато хто погоджується, що ця команда «рухається в правильному напрямку, особливо вражає її робота у фармацевтичній галузі».

 

Найкращий компроміс

02.04.2012

Текст доступний лише мовою оригіналу – російською.

Эксперт, 2 апреля 2012
http://www.expert.ua/articles/18/0/10049/

Вал жалоб в Европейский суд по правам человека и периодические пикеты под стенами украинских судов демонстрируют отчетливое нежелание граждан мириться с нынешними реалиями украинского правосудия

Правосудия, основу которого (99,8%) составляют обвинительные приговоры и тысячи заключенных, бессрочно находящихся под стражей в ожидании вердиктов. Даже в сталинские времена количество обвинительных приговоров составляло 90%, а в дореволюционной России — 70%. В США доля оправдательных приговоров составляет 17–25%.

Нынешняя «телега правосудия» вызывает всё бóльшее отторжение и у адвокатов. Ведь если нет подлинной состязательности, речь адвокатов обрывается на полуслове, а ходатайства отклоняются без аргументации, то роль защитника сводится к формальному «освящению» процесса и заслушиванию заранее написанного решения суда. И неудивительно, что состязательность из зала суда выплескивается на улицу.

Существуют и сугубо экономические составляющие проблемы. Как только власть начала говорить о привлечении инвестиций, тут же встал вопрос об их защите. Понятно, что если в нашей стране в любой момент могут отобрать собственность, посадить или даже убить, то никто в Украину вкладывать не будет. Посмотрите любые рейтинги инвестиционной привлекательности, где страна неизменно плетется в хвосте.

Вот эта совокупность факторов и запустила процесс «модернизации» уголовно-процессуального законодательства с использованием западного опыта, где эти механизмы давно отлажены. Отсюда — и некоторые революционные для нашего правосознания новеллы.

В целом проект Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Украины отвечает основным конституционным принципам. Во-первых, в проекте закреплено, что защитниками в уголовном процессе могут быть исключительно адвокаты. Сейчас в соответствии с действующим кодексом защитниками могут быть и другие специалисты в правовой отрасли, которые по закону имеют право на оказание юридической помощи лично, либо по доверенности юридического лица, близкие родственники, опекуны. Для меня эта тема — наболевшая. Ведь если есть правовая проблема, то и решение должен искать специалист в области права, а не просто «хороший человек».

Во-вторых, не секрет, что возбуждение уголовного дела — это уже потеря денег, репутации, здоровья, независимо от того, будет ли дело доведено до суда. А возможности адвоката на стадии досудебного следствия доказать неправомерность действий следователя в суде ограничены — можно только обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела. Таким образом, принцип состязательности сторон на этом этапе отсутствует. Поэтому практикующие адвокаты с воодушевлением встретили появление новой процессуальной фигуры — следственного судьи, который будет строго следить за соблюдением прав и свобод в уголовном производстве. Например, принимать решение об аресте имущества с участием заинтересованных лиц, а не следователем в одностороннем порядке, как сейчас. И очень хочется надеяться, что с помощью следственного судьи мы скоро навсегда покончим с практикой, когда следователи, вопреки ст. 126 УПК, накладывали арест на имущество «всех и вся», даже тех, кто не имел никакого статуса в процессе, зная, что до суда адвокат этого обжаловать не сможет.

В соответствии с новым УПК упразднены положения в уголовном процессе, которые допускали осмотр, обыск жилья или другого владения человека без разрешения следственного судьи, и только в исключительных случаях такие действия можно будет производить по постановлению следователя.

В-третьих, стоит отметить внедрение широко распространенного в законодательстве развитых стран правила о том, что доказательствами считаются только те сведения о фактах, которые были получены во время судебного следствия. Соответственно, выдавленные следователем показания или признания (как это часто происходит сейчас) не будут иметь прежнего веса. «Выбивать» показания станет бессмысленно. В связи с этим в проекте предусмотрено, что сторона защиты наделяется правом подготовки и предоставления доказательств на стадии досудебного следствия. И отказ следователя или прокурора провести экспертизу, допрос или очную ставку по инициативе защитника может быть обжалован в судебном порядке.

Наконец, еще одним очень важным изменением, зафиксированным в проекте УПК, является разграничение сроков задержания для разных видов преступлений, а также общее сокращение времени нахождения за решеткой. Шаг абсолютно правильный, поскольку сегодня Украина входит в десятку самых криминогенных стран мира по количеству заключенных.

Согласно ст. 197 проекта УПК, общий срок содержания под стражей при небольшой или средней тяжести преступлений предусмотрен до шести месяцев, а при тяжких или особо тяжких преступлениях — до одного года. Тогда как сейчас обвиняемый может быть помещен в следственный изолятор на срок до 18 месяцев.

При этом сами сроки досудебного следствия предлагается уменьшить до шести месяцев за преступления небольшой или средней тяжести и до двенадцати месяцев — за тяжкие и особо тяжкие. В связи с этим предположу, что уголовные дела в сфере хозяйственной деятельности, где обычно много экспертиз и документов, теперь не будут тянуться по 18 месяцев.

В кодексе есть и ряд других современных новелл: например, обязанность следователя по первому требованию защиты предоставить материалы досудебного следствия для ознакомления (сейчас — только по завершении расследования). Или же — расширение списка видов преступлений, расследование по которым может быть начато и закончено по заявлению потерпевшего (например, легкие телесные повреждения, угроза убийством или разглашение врачебной тайны). Сегодня практика такова: если милые бранятся, и потерпевшая сторона написала заявление в милицию, то правоохранительные органы обязаны довести дело до конца. Даже если супруги уже давно помирились, а следы «воспитания» сошли.

 
© 2017 Ілляшев та Партнери / Мобільна версія