укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Негостеприимный Лондон: Британия готовится арестовывать имущество украинских коррупционеров. И не только

09.11.2016

Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Европейская правда

Весной 2017 года в Англии ожидается по-настоящему прорывная реформа в сфере борьбы с финансовыми преступлениями и коррупцией – введение санкций в отношении источников подозрительного имущества, а именно запроса о состоянии имущества неясного происхождения (unexplained wealth order).

Новый механизм позволит английским правоохранителям арестовать сотни объектов недвижимости, которые иностранцы приобрели в Англии за счет доходов непонятного происхождения.

Соответствующий законопроект под названием «Закон о денежных средствах, полученных преступным путем» (Criminal Finances Bill) прошел второе чтение в Палате общин и до 24 ноября должен быть рассмотрен в комитетах.

Не секрет, что Англия, и особенно Лондон являются привлекательным местом для инвестирования иностранцами денег, добытых сравнительно честным путем. Национальное британское агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency) оценивает ежегодный оборот грязных денег в Англии составляет 100 миллиардов фунтов стерлингов (больше прошлогоднего ВВП Украины) – и эти деньги, в значительной части, идут на покупку дорогой недвижимости, предметов искусства, коллекционных автомобилей, ювелирных изделий.

До сих пор, даже имея подозрения в незаконном происхождении денег, английская власть редко могла что-то сделать: для этого нужен приговор в уголовном деле в стране происхождения средств или в самой Англии. Понятно, что в реальной жизни коррупционеры имеют множество возможностей блокировать или затягивать процесс у себя на родине практически до бесконечности.

Более того, даже если приговор волевыми усилиями новой власти будет принят, существует множество шансов, что иностранный криминальный процесс не будет отвечать английским стандартам и приговор не будет признан английским судом.

В результате, любой арест имущества предполагаемого коррупционера мог не получить поддержки приговором, а это означало, что государство должно будет компенсировать убытки от ареста. В такой ситуации рисковать англичанам не хотелось.

Теперь английская погода может измениться радикальным образом.

Criminal Finances Bill предусматривает, что если у английских властей есть всего лишь обоснованные подозрения, что имущество стоимостью свыше 100 000,00 фунтов было приобретено за счет доходов от преступной деятельности, суд может выдать судебный запрос в отношении источников имущества неясного происхождения – обязать владельца имущества раскрыть источник его приобретения.

Такой запрос может сразу же сопровождаться арестом активов.

Если этот приказ суда игнорируется или выполняется ненадлежащим чином, на имущество может будет обращено взыскание как на полученное за счет преступных доходов (в том числе на основании Закона «О доходах от преступной деятельности» (Proceeds of Crime Act 2002)).

Таким образом, закон больше не будет требовать наличия приговора относительно владельца имущества и доказательств, что имущество было приобретено за счет доходов от преступления. Достаточно будет лишь наличия «разумных оснований подозревать», что имущество было получено незаконным путем.

Самое интересное, что действие закона не ограничивается ни во времени, ни кругом возможных собственников – любая собственность в Англии стоимостью свыше 100 000,00 фунтов, независимо от того, когда она была куплена и на кого зарегистрирована, сможет быть предметом указанных санкций.

Достаточно очевидно, к чему это может привести.

Transparency International  в своей публикации оценивает, что «в Великобритании существуют сотни объектов, относительно которых есть серьезные подозрения, что они приобретены на коррупционные доходы».

По данным Земельного реестра Великобритании, только в Большом Лондоне оффшорные фирмы владеют 40 тыс. объектами недвижимости. В Guardian подсчитали, что в Сити и Вестминстере количество таких объектов достигает 10% всей зарегистрированной недвижимости.

Оффшоры владеют даже знаменитым домом Арки Адмиралтейства на Трафальгарськой площади. Стоимость этих объектов Трансперенси оценивает в «миллиарды фунтов».

Естественно, обращение взыскания на такие объекты будет очень благоприятно воспринято английской казной, которая страдает от Brexit.

Хуже того, не исключено, что после бета-тестирования процедуры в Англии, аналогичные процедуры будут введены и в других странах, по меньшей мере — в рамках ЕС. Англичане же не склонны собственными руками необдуманно убивать инвестиционную привлекательность своего же государства. Целиком вероятно, что аналогичные ограничения будут настойчиво рекомендованы по всему миру как «хорошая практика в цивилизованных странах».

Под удар со временем целиком могут попасть особняки в Тоскане и на Корсике, виллы на Лазурном берегу и на Женевском озере, австрийские и швейцарские отели, одним словом — все «запасные аэродромы» наших соотечественников, которые традиционно любят вкладывать средства за границей именно в недвижимость.

Безусловно, применение запроса о состоянии имущества неясного происхождения совсем не такая простая процедура, как кажется.

Во-первых, и это ключевая проблема, для окончательного обращения взыскания на имущество, арестованного на основании запроса о состоянии имущества неясного происхождения, властям все равно придется выиграть суд против владельца – или уголовный, или в гражданском процессе доказать, что имущество было получено за счет незаконных доходов.

Конечно, выиграть по гражданскому стандарту доказывания (preponderance of the evidence) намного проще, чем осудить иностранного коррупционера в Англии в уголовном процессе. Тем не менее, следует ожидать, что под прицел, прежде всего, попадут те активы, относительно которых уже есть хорошие доказательства их незаконного происхождения.

Во-вторых, еще непонятно, как ко всей этой концепции отнесется Европейский суд по правам человека.

Конечно, английский законопроект старается максимально учесть требования Конвенции: запрос о состоянии имущества неясного происхождения выносится только судом, только суд может арестовать имущество и только через суд оно взыскивается. Законопроект получил значительную поддержку в экспертном сообществе.

Тем не менее, не исключено, что после того, как будут выданы первые запросы английским судом, их ждет последний тест в стенах Европейского суда.

Напоследок: не следует ожидать, что англичане сделают за нас, украинцев, всю работу по преследованию наших отечественных коррупционеров за границей.

Дело в том, что имущество по процедурам, предусмотренным Законом «О доходах от преступной деятельности», 2002 в случае успеха взимается в пользу английскую казны.

Безусловно, английская сторона может принять какие-то мероприятия по передаче взысканных активов украинским пострадавшим – но в любом случае только после того, как будут в полном объеме возмещены собственные расходы на расследование, суды и прочее.

Так что едва ли следует рассчитывать в таком личном деле на англичан.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия