укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Рассудить в лицах

14.08.2012

Юридическая практика, 14 августа 2012
http://yurpractika.com/article.php?id=100105000

Европейский суд по правам человека (Евросуд) рассматривает заявления о нарушении основных принципов Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция) и протоколов к ней от любого лица, неправительственной организации или группы лиц (статья 35 Конвенции). Юри­дические лица наряду с физическими могут быть жертвами нарушений государством их прав, признанных в Конвенции и протоколах к ней.

Применение Конвенции и практики Евросуда к нарушениям прав юридических лиц имеет ряд особенностей. Во-первых, не все права, которые закреплены в Конвенции и протоколах к ней, могут применяться к юридическим лицам. В Евросуде такие лица могут защищать права: на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции); на свободу мысли, совести и религии (статья 9 Конвенции); на свободу выражения мнения (статья 10 Конвенции); на свободу собраний и объединений (статья 11 Конвенции); на эффективное средство правовой защиты (статья 13 Конвенции); не подвергаться дискриминации (статья 14 Конвенции), а также право на защиту собственности (статья 1 Первого протокола к Конвенции). Кроме того, юридические лица могут апеллировать к статье 18 Конвенции в связи с применением государством ограничений, допускаемых Конвенцией в отношении прав и свобод, для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены. Например, ограничение прав лица по политическим мотивам.

По неправительственной линии

Согласно нормам статьи 35 Конвен­ции, в Евросуд может обратиться только юридическое лицо, которое является неправительственной организацией. Толкование этого понятия находит мес­то в практике Европейского суда по правам человека. Термин «правительственная организация», в отличие от «неправительственной», распространяется на юридических лиц, которые участвуют в осуществлении властных полномочий, выполняют публичную функцию или находятся под контролем государства.

Например, заявление Государствен­ной холдинговой компании «Луганскуголь» не было принято к рассмотрению ввиду того, что компания-заявитель не может считаться неправительственной организацией, поскольку полностью находится под контролем государства и выполняет государственную функцию управления имуществом в угольной отрасли («State Holding Company Luganskvugillya VS. Ukraine», № 23938/05, определение от 27 января 2009 года).

В то же время украинское предприятие, треть уставного капитала которого принадлежит государству, было признано неправительственной организацией, поскольку не были предоставлены доказательства того, что государство имеет какие-либо преимущества перед другими акционерами («Ukraine-Tyumen VS. Ukraine», № 22603/02, решение от 22 ноября 2007 года, пункты 21 — 28).

Кроме того, Евросуд может признать приемлемой жалобу от юридического лица, которое на момент рассмотрения заявления уже было ликвидировано («OAO Neftyanaya kompaniya YUKOS VS. Russia» № 14902/04, определение от 29 января 2009 года).

Под гражданским углом

Не возникает сомнений, что юридическое лицо, как и физическое, может требовать защиты права на рассмотрение спора о правах и обязанностях гражданско-правового характера в соответствии с требованиями части 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство). Здесь важным аспектом является, какие права и обязанности подпадают под категорию «гражданских», поскольку эта концепция имеет в практике Евросуда автономное значение. Суд обращает внимание, что развитие отношений между лицом и государством во многих сферах привело к тому, что государственное регулирование все больше проникает в различные сферы частноправовых отношений. Поэтому судебные производства, которые в соответствии с национальным правом рассматриваются как часть пуб­личного права, могут подпадать под сферу применения гражданского аспекта части 1 статьи 6 Конвенции при условии, что результат рассмотрения такого дела имеет определяющее значение для частных прав и обязанностей. Например, когда речь идет о продаже земли, управлении частной клиникой, имущественных интересах, связанных с предоставлением лицензий и разрешений.

В то же время по вопросу применения части 1 статьи 6 Конвенции в ее гражданском аспекте к налоговым спорам Евро­суд указал, что налоговые споры выходят за пределы сферы прав и обязанностей гражданско-правового характера, несмот­ря на имущественный характер последствий, которые неминуемо наступают для налогоплательщиков («Ferrazzini VS. Italy», № 44759/98, решение от 12 июля 2001 года, пункт 29).

В этом контексте необходимо сделать акцент, что к делам, которые касаются финансовых санкций за нарушения налогового законодательства, могут применяться гарантии статьи 6 Конвенции в ее «уголовном» аспекте. То есть различного рода финансовые санкции, например, штрафы, применяемые по отношению к юридическим лицам, могут рассматриваться в разрезе «уголовного обвинения» по содержанию статьи 6 Конвенции, если наложение таких санкций соответствует выработанным Европейским судом критериям понятия «уголовное обвинение».

Например, в деле «OAO Neftyanaya kompaniya YUKOS VS. Russia» компания-заявитель была признана виновной в уклонении от уплаты налогов, в этой связи на нее были наложены штрафные санкции. Евро­суд отметил, что в этом деле штраф, составляющий весьма существенную сумму, который исчислялся от суммы неуплаченного налога и не имел верхней границы, явно предполагал наказание лица с целью предотвращения нового правонарушения. Евросуд считает, что это определяет уголовную природу правонарушения в целях статьи 6 Конвенции, и, соответственно, статья 6 применяется в данном деле в ее «­уголовном» аспекте («OAO Neftyanaya kompaniya YUKOS VS. Russia» № 14902/04, определение от 29 января 2009 года, пункт 453). В частности, в этом деле Европейский суд констатировал по отношению к компании-заявителю нарушение части 3 (b) статьи 6 Конвенции (право обвиняемого в совершении уголовного преступления иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты).

Таким образом, Евросудом наработан значительный массив практики по заявлениям юридических лиц. В соответствии с этим обращение в Европейский суд по правам человека может стать эффективным средством защиты прав юридического лица от нарушений со стороны государства.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия