укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Практика отмены арбитражных решений в Украине

17.04.2012

Юр газета, 17 апреля 2012

Согласно Закону Украины «О международном коммерческом арбитраже» (далее – «Закон») под арбитражем понимается «любой арбитраж (третейский суд) независимо от того, образуется ли он специально для рассмотрения отдельного дела или осуществляется постоянно действующим арбитражным учреждением, в частности Международным коммерческим арбитражным судом или Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате Украины».
На сегодня Международный коммерческий арбитражный суд (далее – «МКАС») вместе с Морской арбитражной комиссией фактически являются единственными признанными на государственном уровне институциональными арбитражными учреждениями в Украине. В подтверждение этого отметим, например, факт, что Положения о МКАС и Морской арбитражной комиссии – положения негосударственных органов – являются приложениями к Закону.
При этом Верховный суд Украины принципиально признает и другую возможность. Так, в Постановлении Пленума «О практике рассмотрения судами ходатайств о признании и исполнении решений иностранных судов и арбитражных судов и об отмене решений, постановленных в порядке международного коммерческого арбитража» от 24 декабря 1999 года указано, что утверждение Законом Положений о МКАС и Морской арбитражной комиссии «не означает, что международный арбитраж в Украине может осуществляться только этими органами. Наряду с ними его могут осуществлять также специально созданный для рассмотрения отдельного дела арбитраж или постоянно действующее вне системы судов общей юрисдикции арбитражное учреждение», которым по соглашению сторон передано разрешение споров.
В постановлении Верховного суда Украины от 13 октября 2010 года по делу по иску ООО «ПКО «АГРО» указано, что согласно Закону Украины «О торгово-промышленных палатах в Украине» региональные торгово-промышленные палаты имеют право создавать третейские суды, которые могут осуществлять и международный коммерческий арбитраж.
Однако на практике МКАС все же de facto остается монопольным международным арбитражным учреждением в Украине. Учитывая изложенное, рассматривая вопрос аннулирования арбитражных решений украинскими судами, целесообразно сосредоточиться на практике отмены решений именно МКАС.
Закон предусматривает исчерпывающий перечень оснований отмены.
Так, арбитражное решение может быть отменено только в случае, если:
— одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-то степени недееспособной; или
— соглашение является недействительным; или
— она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном рассмотрении или по другим уважительным причинам не могла подать свои пояснения; или
— решение вынесено относительно не предусмотренного арбитражным соглашением спора; или
— состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон.
Также решение трибунала подлежит отмене, если суд определит, что объект спора не может быть предметом арбитражного рассмотрения или арбитражное решение противоречит публичному порядку Украины.
Далее рассмотрим отдельно несколько самых распространенных на практике оснований отмены государственными судами Украины решений арбитражей.

Неточное указание названия арбитража

Довольно часто при формулировке текста арбитражного соглашения стороны допускают ошибки в наименовании арбитражного форума, его местонахождении, или указывают информацию, явно недостаточную для достоверной идентификации компетентного на рассмотрение спора арбитражного учреждения.
Подобные ошибки, независимо – являются ли они умышленными или нет – могут служить основанием для отмены решения арбитражного трибунала в Украине.
Так, например, Шевченковский районный суд города Киева (далее – «Шевченковский суд») определением от 28 ноября 2008 года отменил решение МКАС, удовлетворив соответствующее ходатайство ООО «Бурат». Основной аргумент суда состоял в том, что договор содержал арбитражную оговорку, согласно которой «любой спор между сторонами должен передаваться на рассмотрение в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате в г. Киеве». По мнению суда, спор был рассмотрен другим арбитражным учреждением, которое не имело полномочий на его рассмотрение, а именно – Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины.
МКАС же «при рассмотрении дела считал, что сторонами допущена ошибка в арбитражной оговорке в отношении написания названия арбитражного учреждения, и определил, что содержание арбитражной оговорки соответствует соглашению сторон об избрании именно МКАС для разрешения споров».
По мнению суда, арбитрами были нарушены нормы Гражданского кодекса Украины, предусматривающие право сторон на толкование содержания сделки, а в случае наличия спора – исключительное право суда принять решение о толковании соглашения на основании соответствующего требования стороны такого соглашения.
Аналогичное решение по другому делу было вынесено Шевченковским судом 27 июля 2009 года (впоследствии оставлено без изменений Верховным судом Украины). При отмене решения МКАС по иску ПКО «АГРО» к «Arcelormittal Ambalaj Celigi Sanayi ve Ticaret Anonim Sirketi» (Турция) суд отметил, что в арбитражной оговорке следующего содержания: «если стороны не могут прийти к соглашению, то разногласия подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате в г. Киеве», было указано несуществующее арбитражное учреждение. Исходя из этого, по мнению суда, МКАС не имел полномочий на рассмотрение спора.
В приведенном примере в арбитражной оговорке было указано, что все споры между сторонами должны передаваться на рассмотрение в арбитраж при Торгово-промышленной палате в г. Киеве. В Киеве существует несколько подобных органов, в т.ч. Украинский национальный комитет Международной торговой палаты. При этом только один из них имеет в своей структуре международный арбитраж, полномочный рассматривать споры с участием нерезидентов, а именно Торгово-промышленная палата Украины. Другие палаты имеют в своей структуре только третейские суды, действующие на основании Закона Украины «О третейских судах», который не предоставляет последним права рассматривать споры с участием нерезидентов.
Видится, что в оговорке было достаточно информации для идентификации в качестве полномочного на рассмотрение спора арбитражного учреждения именно МКАС. Исходя из этого, доводы, которыми государственный суд руководствовался при отмене арбитражного решения, не являются явно убедительными. Впрочем, украинский суд подошел к решению этого вопроса с формальной точки зрения.
Таким образом, неточность формулировки арбитражной оговорки, а именно некорректность написания названия полномочного на рассмотрение спора арбитражного учреждения, может стать причиной аннулирования решения состава арбитража.
Следующей причиной для отмены арбитражного решения является отсутствие у арбитража компетенции на рассмотрение спора.
Так, например, 12 мая 2009 года Шевченковским судом было вынесено определение, которым удовлетворено ходатайство компании «ЛЗ Груп. Инк.» (Канада) об отмене решения МКАС по делу по иску компании «Каргилл Интернешнл С.А.» (Швейцария).
Основанием для отмены послужило то, что между сторонами спора были заключены два договора. Первый – договор простого товарищества – содержал арбитражную оговорку, согласно которой все споры должны передаваться «на рассмотрение панели трех арбитров, два из которых назначаются сторонами, а третий – назначенными арбитрами. Заседание арбитров должно проводиться в Лондоне». Второй – договор о погашении долга – содержал арбитражную оговорку, согласно которой все споры должны рассматриваться в МКАС. По мнению суда, МКАС рассмотрел дело, которое не было охвачено арбитражным соглашением между сторонами, поскольку правоотношения между сторонами возникли из договора простого товарищества, договор же о погашении долга является производным, а поэтому, в случае нарушения производного договора спор должен был рассматриваться в соответствии с условиями арбитражной оговорки основного договора.
Существуют в украинской судебной практике и примеры вынесения судом отдельного акта об отсутствии у МКАС компетенции на рассмотрение спора в ходе рассмотрения дела составом арбитров с последующей отменой на этом основании решения арбитража.
Так, определением Шевченковского суда от 24 ноября 2011 года по ходатайству украинского государственного предприятия «Киевский авиационный завод «Авиант» было отменено решение МКАС по иску компании «Акаси» (Чехия).
Основанием для отмены было то, что на момент вынесения решения МКАС в законную силу вступило решение Шевченковского суда от 18 октября 2005 года, которым было признано отсутствие компетенции МКАС на рассмотрение спора, а в силу ст. 124 Конституции Украины такое решение является обязательным к исполнению на всей территории Украины.
Суд признал, что удовлетворение заявления об отсутствии компетенции МКАС и пребывание в силе решения Шевченковского суда в ходе слушания дела арбитражным трибуналом было безусловным препятствием для рассмотрения арбитрами данного спора.
Следует обратить внимание, что на момент отмены решения МКАС, решение Шевченковского суда от 18 октября 2005 года было аннулировано по вновь открывшимся обстоятельствам.
Таким образом, по мнению суда, определяющее значение имело пребывание в силе запрещающего решения суда на момент вынесения решения МКАС. При этом даже последующая отмена решения суда, как незаконного, значения не имеет. Существование решения МКАС, вынесенного вопреки запрещающему решению государственного суда, было признано нарушением публичного порядка Украины.
На подобных основаниях 26 сентября 2005 года Апелляционным судом города Киева было отменено решение МКАС по иску ЗАО «Корпорация «Теком» (Российская Федерация) к ОАО «Запорожский производственный алюминиевый комбинат» (Украина).
Определением Коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Верховного суда Украины кассационная жалоба была отклонена, а определение Апелляционного суда города Киева оставлено без изменений. Основной аргумент Верховного суда состоял в том, что на основании «наличия решение Орджоникидзевского районного суда г. Запорожья от 13 октября 2003 года, которым: признан недействительным договор от 2 июля 1999 года, который был предметом рассмотрения арбитражного суда, отменена арбитражная оговорка, предусмотренная п. 10 договора, … апелляционный суд обоснованно пришел к выводу, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Украины».
Таким образом, вопреки общепринятой теории автономности арбитражной оговорки государственный суд признал договор недействительным, что привело к отмене и решения МКАС.
Одним из оснований для отмены решения арбитража является несоблюдение сторонами контракта требований арбитражного соглашения относительно досудебного урегулирования спора.
Так, например, определением Шевченковского суда от 21 марта 2007 года было удовлетворено ходатайство Компании «International Port Servises Ltd» и отменено решение МКАС по иску государственного предприятия «Одесский морской торговый порт» (Украина). Основанием для отмены было несоблюдение при подаче иска в МКАС условия о необходимости проведения предварительных переговоров как обязательной предпосылки передачи спора на разрешение арбитража. В дальнейшем позиция суда первой инстанции была поддержана апелляционной и кассационной инстанциями.
Одним из наиболее спорных являются случаи отмены решений арбитража на основании нарушения или несоблюдения арбитрами норм права. Такие отмены можно рассматривать как некорректное вмешательство государственного суда в деятельность арбитража, что, скорее, имеет характер не аннулирования решения, а {фактически} его {незаконного} пересмотра.
Примером такого подхода является определение Шевченковского суда от 5 декабря 2008 года, которым было отменено решение МКАС по делу по иску ОАО «Закарпатское строительное управление» (Украина) к «HS C-Tech Fa. Herbert Severin» (Австрия).
Основанием для отмены данного решения было то, что в его основу арбитрами был положен Отчет независимого аудитора о результатах проверки расходов, понесенных сторонами спора при исполнении условий договора о совместной инвестиционной деятельности. По мнению суда, были нарушены требования Хозяйственного процессуального и Гражданского процессуального кодексов о соответствии и допустимости доказательств, поскольку в отчете «аудитор не проверял и не подтверждал финансовую отчетность предприятия … т.е. в Отчете аудитора отсутствует формулировка мнения аудитора относительно предмета проверки. Соответственно, аудиторы не подтвердили правильность и достоверность расходов, понесенных сторонами при исполнении условий договора».
Судом было указано, что такое нарушение «противоречит конституционному принципу состязательности в судопроизводстве, а следовательно, и публичному порядку Украины».
Фактически же государственный суд осуществил переоценку доказательств, на основании которых состав арбитража решил спор, что, очевидно, является безосновательным. При этом суд сослался на нормы процессуальных кодексов, регулирующих деятельность государственных судов, но не МКАС, который действует на основании собственного Регламента.
На подобных основаниях 5 октября 2011 года Шевченковским судом было отменено постановление МКАС о прекращении производства по делу по иску ООО «Агрохолдинг-Инвест» к ОАО «Сиазань-Бройлер» (Азербайджан) о взыскании средств «в связи с невозможностью вынесения решения по существу спора, так как сторонами допущено нарушение порядка осуществления расчетов в иностранной валюте».
Суд отметил, что доказательства, которыми руководствовался МКАС, «являются ошибочными и не могут подтверждать наличие или отсутствие расчетов между сторонами в споре», а потому МКАС «принял постановление, которое нарушает определяющие принципы и основы Украины, касающиеся установленных законом прав на судебную защиту, т.е. публичный порядок Украины, а потому подлежит отмене».
Установленный Законом перечень оснований для отмены решения арбитража, хоть и является исчерпывающим, содержит такое основание, как противоречие арбитражного решения публичному порядку Украины.
Согласно вышеупомянутому Постановлению Пленума Верховного суда под публичным порядком следует понимать правопорядок государства, определяющие принципы, которые составляют основу существующего в ней порядка, в том числе основных конституционных прав и свобод. Даже на основании нескольких указанных примеров можно сделать вывод, что такое достаточно размытое определение публичного порядка дает государственным судам возможность применять его слишком широко.
Аналогично вызывает удивление судебное решение, которым было отменено решение МКАС в части возложения на сторону, против которой вынесено решение, возмещения расходов противоположной стороне по оплате услуг адвокатов по защите ее интересов в арбитраже на том основании, что, якобы, арбитры вышли за пределы арбитражного соглашения. Не учел суд и того, что возложение таких расходов на противоположную сторону является общепризнанной международной практикой и основывается на Положении МКАС об арбитражных сборах и расходах.
Следует отметить, что в процентном соотношении доля отмененных решений МКАС не является значительной, что в первую очередь свидетельствует о высоком качестве решений украинского институционального арбитража.
В то же время неустойчивость судебной практики по отмене арбитражных решений, наряду с неоднократными случаями коррупции в судебной системе Украины, часто отталкивают практикующих юристов от выбора Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины.
Именно сегодняшние реалии вынуждают украинских юристов указывать в арбитражных оговорках институты, расположенные в странах с более консервативной практикой отмены решений арбитражей (Франция, Англия, Швеция и пр.).

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия