укр eng рус est

Публікації

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Кабмин предложил упростить выход из бизнеса. Пока лишь для предпринимателей-физлиц

23.07.2013

Авторы: Диана Роженцова, Галина Калачова
Источник: «Капитал»

Кабмин утвердил изменения в Хозяйственный и Налоговый кодексы, связанные с проце­дурой ликвидации бизнеса для предпринимателей-физ­лиц. Два законопроекта — один разра­ботан Министерством юстиции, другой Министерством доходов и сборов — под­готовлены во исполнение Националь­ного плана на текущий год, чтобы упро­стить процедуру ликвидации бизнеса и улучшить позиции Украины в миро­вых рейтингах, говорится в пояснитель­ных записках к документам.

Ранее процедура ликвидации биз­неса вызывала массу нареканий со стороны, как бизнеса, так и международных институций. В частности, в исследова­нии Всемирного банка «Doing Business» Украина по критерию «Разрешение неплатежеспособности» в последнем отчете занимала 157-е место среди 185 стран. Напомним, до изменения в 2011 г. методики расчета этот критерий назы­вался «Ликвидация предприятий».

На сегодняшний день на ликвидацию предпринимательской деятельности в Украине в среднем уходит около шести месяцев для юрлиц и от трех до шести — для физлиц-предпринимателей, говорит партнер международной юридической группы AstapovLawyers Оксана Кнейчук.

Минус один этап

Министерство юстиции предлагает отменить двухэтапную процедуру ликвидации бизнеса. Сейчас, чтобы закрыть бизнес, предпринимателю необходимо выполнить ряд бюрократических проце­дур — сначала внести в Единый госреестр физлиц и юрлиц запись о своем решении ликвидировать бизнес, а затем — запись о проведении госрегистрации такой лик­видации. «В случае вступления документа в силу запись в реестр будет вноситься на основании регистрационной карты только один раз — сразу о прекращении, без внесения предварительной записи о решении закрыть бизнес», — поясняет адвокат компании «Ильяшев и Партнеры» Евгений Соловьев.

Документы по списку

Миндоходов, в свою очередь, предлагает дополнить Налоговый кодекс перечнем документов, необходимых для закры­тия бизнеса. В частности, в нем должны появиться заявление о проведении про­верки в связи с закрытием бизнеса, нало­говая отчетность за последний отчетный период, книга учета доходов и расходов, заявление об аннулировании регистра­ции плательщика налога на добавлен­ную стоимость. Также потребуются документы, подтверждающие происхождение товара и расходы, связанные с предпринимательской деятельностью. Сейчас в Налоговом кодексе такого спи­ска нет.

Документальная невыездная про­верка бизнеса будет осуществляться уже после официального оформления процедуры ликвидации. По словам Евгения Соловьева, проект закона все же не решает основной проблемы, которая возникает при прекращении деятель­ности и связана со сроками проверок контролирующих органов. Проверки как были, так и остаются, и процедура их проведения существенно не упро­щается», — утверждает эксперт. «Если что-то менять в законодательстве, то уста­навливать вменяемые и четкие сроки для проведения проверок ликвидиру­емых предприятий. Иначе против соб­ственной воли можно долго «висеть» в статусе ликвидации», — подчеркивает руководитель отдела налогообложе­ния и юридических услуг компании ЕY в Украине Владимир Котенко.

«У нас есть пример, когда клиент-нере­зидент не может ликвидировать дочер­нее предприятие уже в течение полутора лет. Мы прошли проверки всех органов, кроме налоговой, поскольку налоговая до сих пор не может инициировать про­верку», — сетует Кнейчук.

В ответе за обязательства

Помимо прочего, Кабмин предлагает дополнить действующее законодатель­ство нормой о том, что ликвидация предприятия не прекращает приобре­тенных физлицами за период его дея­тельности обязательств по уплате нало­гов и сборов, а также по заключенным договорам. Примечательно, что в марте этого года законопроект с такой же нор­мой (№2410-1) зарегистрировали в пар­ламенте народные депутаты Ксения Ляпина («Батьківщина») и Ирина Горина (Партия регионов).

Документ пока не рассматривался в парламенте. «После прекращения предпринимательской деятельности физлицо должно продолжать отвечать по своим обязательствам, а объем такой ответственности никоим образом не дол­жен меняться», — утверждают депутаты. Как отметила в комментарии «Капиталу» советник компании «Василь Кисиль и Партнеры» Наталья Доценко-Белоус, разработанный проект закона направ­лен на предотвращение схем, которые используют компании-однодневки или недобросовестные предприниматели для того, чтобы с помощью процедуры ликвидации предприятия отсрочить выплаты по обязательствам.

Впрочем, по ее мнению, проект закона не ликвидирует полностью возможные лазейки для махинаций. «После закры­тия бизнеса по обязательствам ответчи­ком является учредитель, — отметила эксперт. — Однако в этом проекте не про­писано, в каком именно порядке учре­дитель должен отвечать по взятым обя­зательствам».

Как разъясняет адвокат Евгений Соловьев:

На практике сейчас процедура закрытия бизнеса занимает в самом лучшем случае несколько месяцев. При этом случаи, когда это растягивается на годы, исключениями не являются. Несмотря на то, что действующая редакция Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц – предпринимателей» предусматривает возможность подачи документов и регистрации прекращения по принципу молчаливого согласия в случае, если контролирующие органы не провели своевременно проверки и не выдали необходимые справки, на практике этот принцип не работает. Дело в том, что контролирующие органы могут подать государственному регистратору уведомление о наличии возражений против проведения государственной регистрации прекращения субъекта предпринимательской деятельности, и в случае наличия такого уведомления государственный регистратор имеет право оставить поданные СПД документы без рассмотрения. Несмотря на то, что подача такого уведомления о возражении контролирующим органом возможна в случае наличия предусмотренных законодательством оснований, на практике такие уведомления подаются контролирующими органами практически в отношении каждого прекращающего деятельность СПД.

Данным законопроектом также предусмотрена возможность отказа в проведении государственной регистрации прекращения предпринимательской деятельности физического лица – предпринимателя в случае наличия в Едином государственном реестре уведомления органа доходов и сборов о невыполнении ФЛП процедур, предусмотренных Налоговым кодексом и невозможности проведения государственной регистрации прекращения ФЛП, а также в случае отсутствия уведомления органа доходов и сборов о выполнении ФЛП указанных процедур.

Исходя из того, что на данный момент контролирующие органы злоупотребляют возможностью подачи таких уведомлений и делают это не только в случаях, предусмотренных законодательством, а практически всегда, можно предположить, что они будут поступать подобным образом и в дальнейшем.

Запись в реестр будет вноситься только один раз, сразу о прекращении, без внесения предварительной записи о решении о прекращении предпринимательской деятельности.

Таким образом, по существу указанные изменения упрощают процедуру ликвидации скорее формально. Государственная регистрация прекращения, которую осуществляет государственный регистратор, формально и сейчас занимает один день, указанными изменениями только меняются местами этапы алгоритма действий, в результате чего документы государственному регистратору подаются не в конце процедуры, а на ее начальных этапах, и отменяется необходимость предварительной подачи документов для внесения записи о начале процедуры прекращения. Основная проблема, которая возникает при прекращении деятельности – проведение проверок контролирующими органами, фактически не решается, проверки, как были, так и остаются, их проведение не отменяется, и процедура их проведения существенно не упрощается. Заявительный принцип государственной регистрации прекращения изменениями также фактически не вводится, поскольку продолжают существовать определенные предпосылки для внесения такой записи в реестр государственным регистратором. Упрощение произойдет только в тех случаях, когда физическому лицу с определенной целью необходимо как можно скорее формально не быть предпринимателем (например, занятие определенных должностей в органах государственной власти или получения помощи по безработице), а также в случаях, если контролирующие органы не подадут соответствующие уведомления, препятствующие внесению в реестр записи о прекращении предпринимательской деятельности.

При этом положительным моментом является то, что в случае принятия указанных изменений, даже если необходимые проверки в контролирующих органах растянутся во времени, это уже не будет восприниматься так критично, поскольку не будет влиять на факт регистрации прекращения предпринимательской деятельности.

Однако главным в данном аспекте является даже не столько изменение законодательства, сколько необходимость изменения принципиальных подходов со стороны государства, и, соответственно, наличие воли решить эту проблему со стороны власти. Пока будут существовать негласные инструкции относительно того, что бюджет необходимо наполнять любой ценой и что предпринимательской деятельности без нарушений не бывает, пока инспекторы будут благодаря такому подходу вынуждены (в тех случаях, когда все же не удалось найти нарушения) предлагать, например, «забыть» о том, что отчетность подавалась своевременно, и подписать документы хотя бы на тысячу — другую гривен штрафов, пока суды благодаря такому подходу будут вынуждены принимать решения почти во всех случаях в пользу государства, а не налогоплательщиков, пока не будет разработан и введен в действие механизм привлечения государственных служащих к персональной и неотвратимой ответственности за затягивание процедур, незаконные требования и другие нарушения законодательства, существующая сейчас ситуация вряд ли существенно изменится.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия