укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Перспективы спора «Нафтогаза» с «Газпромом»

26.05.2014

Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: «Капитал»

Нафтогаз, очевидно, будет атаковать по двум направлениям – по цене газа и по обязательному отбору газа, так называемому take or pay clause. Вопрос задолженности перед Газпромом, при взятии этих двух редутов, может решиться сам собой.

Начнем с вопроса цены. Действительно, в последние 2-3 года многие контрагенты Газпрома так или иначе получали от россиян согласие отвязать цену газа от цены нефти и ориентироваться, вместо этого, на европейский спотовый рынок. Нечто подобное, очевидно, попробует сделать и Нафтогаз.

Первая проблема здесь – наличие целого ряда дополнительных соглашений к контракту с Газпромом, в которых стороны исходят отнюдь не из спотовой цены газа. Газпром вполне может попытаться представить их как неоднократные подтверждения того, что Нафтогаз согласен с действующей формулой цены.

Допустим, эта траншея за Нафтогазом и арбитражный трибунал захочет установить какую-то «справедливую» цену газа. Скорее всего, она будет близка к среднеевропейской цене за вычетом транспортных расходов. Если Европа покупает газ чуть дороже 400 долларов, можно вполне рассчитывать на справедливость в размере 350-370 долларов за тысячу кубометров. Эта цена, кстати, недавно была специально для нас озвучена еврокомиссаром по энергетике Эттингером.

Это заметно меньше запрошенных Газпромом 485 долларов, и даже меньше нашей средней цены 2013 г. (около 412 долларов). Однако настолько ли велик профит, чтобы иметь какое-то фундаментальное влияние на экономическое положение отраслей, зависящих от газа?

Существует целый ряд оценок экономически приемлемого для Украины уровня цены газа. Рискну предположить, что оптимальная цена близка к пресловутым 268,5 доллара, которые выторговал Янукович, а по некоторым оценкам, с учетом необходимости модернизации промышленности, оптимально было бы иметь газ по 200-210 долларов. К сожалению, с учетом среднеевропейской цены выше 400 долларов, крайне маловероятно, чтобы даже самый благосклонный трибунал дал нам газ по 200.

Спасти Нафтогаз могло бы возрождение Харьковских соглашений, денонсированных Россией. Если от «справедливой цены» отнять скидку в 100 долларов, результат мог быть близок к вожделенным 268,5 доллара. Однако для этого нужно добиться позитивного решения в сложнейшем и политически загруженном вопросе (не)правомерности денонсации Соглашений между РФ и Украиной и влиянии ее на соответствующее дополнение к контракту, подписанное Нефтегазом и Газпромом. Это задача очевидно титаническая.

Даже при благоприятном решении по цене, на страже интересов россиян остается положение об обязательном отборе газа, эффект которого может в разы перекрыть любой позитив от снижения цены.

Перспективы здесь менее радужные. До сих пор положения take or pay не признавались полностью недействительными: к примеру, в деле RWE Transgas (Чехия) v Gazprom арбитры всего лишь позволили снизить объем обязательного отбора газа RWE на объем, который Газпром поставляет другим чешским покупателям. Такой результат Нафтогаз вряд ли полностью удовлетворит.

Наконец, у Газпрома остается туз в рукаве: отключение газа. В отличие от своих европейских коллег, Нафтогаз уже довольно длительное время не платит ни по старой цене, ни по новой. С подачей запроса на предарбитражное урегулирование странным образом совпало решение Газпрома перевести Нафтогаз на предоплату – теперь если Нафтогаз продолжит в том же духе, Газпром будет иметь хороший повод отключить газ уже в июне, серьезно надавив как на Нафтогаз, так и на европейские народы. При этом, трибунал даже не сможет наложить обеспечение – не может же он потребовать, чтобы Газпром поставлял газ бесплатно.

Принимая во внимание все изложенное, а также маловероятность того, что арбитражное дело, однажды начавшись, сможет завершиться до начала отопительного сезона, считаю, что какая-то форма мирового соглашения в этом деле неизбежна, и довольно скоро.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия