укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Принудительный труд в законодательстве Украины и практике Европейского суда по правам человека

15.08.2014

Александр Дементьев, юрист, ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: «ЮРИСТ&ЗАКОН»

Запрет принудительного труда в Украине установлен на конституционном уровне. В соответствии со статьей 43 Конституции: «Использование принудительного труда запрещается». Конституция, как и другие нормативные акты Украины, не содержит определения понятия принудительного труда. Вышеуказанной статья Конституции перечисляет лишь три исключения, при которых труд не может считаться принудительным. Таким образом, следуя Главному Закону, принудительным трудом не считается (i) военная или альтернативная (невоенная) служба, (ii) работа или служба, выполняемая лицом по приговору или иному решению суда либо (iii) в соответствии с законами о военном и о чрезвычайном положении.

Не удивительным является тот факт, что украинские законодатели не стали утруждать себя, разрабатывая определение термина «принудительный или обязательный труд». Они обратились к дефиниции, используемой в Конвенции Международной организации труда (далее – Конвенция МОТ) № 29 (1930 г.), где «принудительный труд» определяется как «труд или услуги, требуемые от лица под угрозой наказания и которые это лицо не собиралось выполнять добровольно», и Конвенции МОТ №105, согласно которой: «каждое государство – член МОТ обязуется отменить или не использовать принудительный или обязательный труд в качестве средства политического влияния или воспитания или как способ наказания за политические взгляды или убеждения; как способ (метод) мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития; как способ поддержания трудовой дисциплины; как способ наказания за участие в забастовках; как меру дискриминации по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания».

Тем не менее, в Украине, являющейся участницей указанных международных договоров, принцип запрета принудительного труда реализован во многих нормативных предписаниях.

Так, согласно статье 31 Кодекса Законов о труде Украины собственник или уполномоченный им орган не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором. Согласно части 1 статьи 32 Кодекса перевод на другую работу на том же предприятии, в учреждении, организации, а также перевод на работу на другое предприятие, в учреждение, организацию либо в другую местность, даже вместе с предприятием, учреждением, организацией, допускается только с согласия работника.

Пленум Верховного Суда Украины в постановлении № 9 «О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия» от 1 ноября 1996 года предоставил разъяснения относительно содержания нормы статьи 43 Конституции о запрете принудительного труда. Было высказано мнение, что не могут применяться как противоречащие Конституции правила статей 32, 33, 34 КЗоТ, ведомственных положений или уставов о дисциплине и т.п., предусматривающие возможность временного перевода работника без его согласия на другую работу в порядке дисциплинарного взыскания, в случае производственной необходимости или простоя, а также возможность выполнения им работы, не предусмотренной трудовым договором.

Примечательным является то, что как Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод (далее — Конвенция), ратифицированная Украиной в 1997 году, так и практика Европейского суда по правам человека (далее — Суд, Европейский суд), являющаяся источником права в Украине, также не содержат принципиально отличных толкований понятия принудительного труда, пользуясь при этом универсальным определением из Конвенции МОТ от 1930 года.

К примеру, в деле «Ван дер Мюссель против Бельгии» (заявление №8919/80, решение от 23 ноября 1983 года) молодой бельгийский адвокат жаловался на то, что обязательства без последующей компенсации за работу или возмещения соответствующих расходов представлять в суде подсудимых, не имеющих средств для оплаты услуг защитника, является нарушением пункта 2 статьи 4 Конвенции. В своем решении по данному делу Европейский суд отобразил уникальный для международной судебной практики подход для определения наличия/отсутствия нарушения права на запрет принудительного труда.

Прежде всего, Суд отметил, что работа, выполняемая адвокатом, не выходила за обычный круг его обязанностей; также, данная дополнительная работа способствовала его профессиональному росту и, следовательно, не была слишком обременительной. Кроме того, Суд отметил, что бельгийская система назначения защитников для лиц, не имеющих средств для оплаты услуг, способствует охране другого права (на защитника) в соответствии с подпунктом (с) пункта 3 статьи 6 Конвенции, а также представляет собой «обычные гражданские обязанности» согласно подпункту (d) пункта 3 статьи 4.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что в понимании практики Европейского суда принудительная работа, выходящая за пределы трудового соглашения, не будет признана обременительной и нарушающей права, гарантированные статьей 4 Конвенции, в том случае, если она является частью профессии лица и теоретически может способствовать профессиональному росту, а также если данная «необязательная работа» способствует соблюдению какого-либо другого права, предусмотренного Конвенцией.

В целом, следует отметить, что жалобы европейцев на нарушение прав по статье 4 Конвенции являются едва ли не самыми редкими в практике Европейского суда. Так, на более чем шестидесятилетнюю историю существования Суда приходится всего 155 решений по факту рассмотрения таких жалоб. При этом самыми грубыми нарушителями в этой области являются Российская Федерация и Республика Кипр (по 22 решения о нарушении прав по статье 4 Конвенции). В отношении Украины Европейский суд рассматривал 46 дел, однако, к счастью, нарушителем наше Государство не было признано ни разу.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия