укр eng рус est

Публікації

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Уйти нельзя остаться. Как Британии заблокировали выход из ЕС

02.12.2016

Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Экономическая правда

Не успело английское правительство прийти в себя после сенсационного летнего референдума о выходе Британии из ЕС, как новый удар ему нанес Высокий суд Англии и Уэльса.

В деле по иску группы активистов суд постановил, что Brexit возможен только c согласия английского парламента.

Как это стало возможным?

Дело в том, что процедура выхода из ЕС регулируется статьей 50 Лиссабонского договора 2007 года, которая предусматривает, что любое государство-участник ЕС может принять решение о выходе из Союза «в соответствии со своими конституционными требованиями».

Так как раньше из ЕС никто не выходил, а в Британии вообще нет конституции, было непонятно, что конкретно это означает в данном случае.

Правительство Великобритании хотело пойти простым путем и начать процедуру выхода самостоятельно.

Это помогло бы сделать процесс намного более быстрым и предсказуемым. План заключался в том, чтобы формально сообщить о выходе весной 2017 года, и в ускоренном «жестком» режиме завершить процесс до конца 2019 года.

Но тут на сцене появилась Джина Миллер, инвестиционный консультант из Британской Гайаны. Она собрала группу активистов и подала иск против правительства, утверждая, что заявление о выходе из ЕС требует согласия парламента.

4 ноября 2016 года Давид победил Голиафа: Высокий суд (High Court) принял решение в пользу госпожи Миллер.

Само по себе решение необычно и несколько даже романтично, к примеру, суд ссылается на так называемое «дело о прокламациях» XIV века.

Состав суда тоже как будто из голливудского фильма: в суде первой инстанции заседали лорд Томас, председатель Верховного суда Великобритании; сэр Теренс Этертон, председатель Апелляционного суда, бывший участник Олимпийских игр и первый открытый гей в высших судах Англии; сэр Филип Сейлс, судья апелляционного суда, в 35 лет ставший самым молодым главным советником правительства в судах, Treasury Devil.

В двух словах, аргументация суда состояла в том, что раз парламент принимал решение о вхождении в состав ЕС, правительство не может принять решение о выходе.

В противном случае акт правительства отменит акты парламента, а это противоречит базовым принципам английского конституционного права.

Конечно, правительство тут же объявило о том, что решение Высокого суда будет обжаловано.

Вопрос этот настолько срочный, что правительство будет просить рассматривать жалобу сразу в Верховном суде, минуя апелляцию. Верховный суд, в свою очередь, еще до оглашения решения забронировал для слушания этой жалобы два дня в декабре этого года.

Если решение Высокого суда устоит, что вполне вероятно, учитывая состав суда в первой инстанции, вопрос Brexit должен будет рассматриваться парламентом, в котором сильна оппозиция Brexit.

Палата лордов вообще считается в большинстве анти-Brexit и может как минимум затянуть рассмотрение закона на несколько месяцев.

Теперь парламент получит все возможности для того, чтобы как минимум установить правительству рамки для переговоров с Брюсселем. До сих пор английский премьер особенно не раскрывала публике детали своей стратегии переговоров о выходе.

В частности, парламент может предписать правительству отказаться от наиболее одиозных параметров «жесткого выхода», к примеру, от прекращения зоны свободной торговли.

А что если парламент вообще не сможет принять необходимого решения? Патовая ситуация в парламенте будет означать перевыборы в 2017 году.

С учетом всех последствий, которые уже ощутила Англия со времени референдума (достаточно вспомнить падение фунта), выборы могут рассматриваться противниками Brexit как шанс на спасение.

Наконец, значительная часть норм права ЕС уже включена в английское законодательство. Звучат предложения вначале исключить эти нормы, устранить право ЕС из английского правового поля, а только потом выходить.

Понятно, что подобная реформа займет годы согласований и будет означать де-факто отказ от Brexit.

Возможно, когда-нибудь по этой истории снимут фильм: с героическими активистами, принципиальными судьями, интригой до последнего момента и благополучным финалом.

Хотелось бы только, чтобы подобные фильмы можно было снимать и про украинские суды.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия