укр eng рус est

Публікації

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Почему Турция не нарушит Европейскую конвенцию по правам человека

12.08.2016

Александр Дементьев, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Европейская Правда

Мировые СМИ и общество с неподдельным переживанием следят за событиями, которые развиваются в Турции в связи с попыткой захвата власти 15 июля.

В ходе столкновений в Анкаре и Стамбуле военными было сброшено две бомбы на здания парламента и президентского дворца, был открыт огонь по гражданским и полиции. Согласно официальным сообщениям, количество погибших в результате столкновений составляло 246 человек, около полутора тысячи получили ранения.

Спустя несколько дней новостные ленты запестрели сообщениями о том, что «Турция откажется от выполнения требований Европейской конвенции по правам человека на время действия режима чрезвычайного положения».

Абсурдность заголовков, собственно, и заставила автора этих строк написать разъяснение.

В чем особенность режима чрезвычайного положения

Введение в стране такого «чрезвычайного» положения обусловлено возникновением различного рода экстремальных и непредвиденных ситуаций, представляющих опасность для значительного числа людей в рамках одного государства, угрозу конституционному порядку либо существованию самого государства или даже нации.

Целью его введения является предотвращение либо ослабление последствий таких ситуаций, при том, что обычные методы государственного реагирования представляются недостаточными.

Другими словами, введение чрезвычайного положения означает переход к чрезвычайным методам управления государством, особому режиму регулирования отношений во многих или всех сферах жизни общества, что обычно выражается во временном изменении полномочий различных государственных органов власти и управления, изменении социально-экономических, политических и иных прав и свобод граждан.

При этом нужно понимать, что введение режима чрезвычайного положения, как правило, сопровождается ограничением основных гражданских прав и свобод.

Это, в свою очередь, означает временный отказ от гарантий личной неприкосновенности и права на уважение жилища, усиление административной и уголовной ответственности, ограничение процессуальных гарантий, введение ускоренной процедуры судопроизводства, проведения обысков, арестов и задержаний, ограничение свободы слова и тайны корреспонденции, свободы собраний и митингов, свободы объединений, свободы выбора места жительства и передвижения; возможны ограничения экономических прав и свобод, например, права на уважение частной собственности.

А значит, никакой необходимости «замораживать» действие Конвенции по правам человека даже в столь тяжелое для государства время у Турции нет.

Абсурд заголовков заключается в том, что сама Конвенция по правам человека предусматривает достаточно возможностей для отступления от ее положений, в частности, во время войны либо при введении в стране чрезвычайного положения.

Как это происходит на практике?

Статья 15 Конвенции уполномочивает ее государства-участников временно отступать от прав и свобод, закрепленных в ней, «во время войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации».

Толкование термина «во время войны» не вызывает затруднений. Война может быть объявлена официально государством либо против него, или же если такое государство фактически вовлечено в международный вооруженный конфликт.

Однако трактовка понятия «чрезвычайное положение» объективно может вызывать некоторые сложности.

Европейский суд по правам человека в своем решении по делу «Лоулесс против Ирландии»охарактеризовал чрезвычайное положение как такое, которое угрожает жизни всей нации, как «исключительная ситуация или чрезвычайный кризис, который сказывается на всем населении и составляет угрозу организованной жизни общины, являющейся составной частью государства».

В деле «Греция против Великобритании» была внесена ясность:

  • в случае чрезвычайного положения опасность должна быть реальной или же неотвратимой; последствия должны охватывать все государство;
  • нормальное течение жизни общества должно находиться под угрозой;
  • кризис или опасность должны быть чрезвычайными,
  • при этом обычные меры и ограничения, предусмотренные Конвенцией для поддержания общественного порядка, неприемлемы.

Конвенция по правам человека также называет и ряд прав, не подлежащих ограничению.

Например: право на жизнь (за исключением случаев гибели людей в результате правомерных военных действий), на запрет пыток, на запрет рабства и принудительного труда (за исключением службы, обязательной в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающего жизни или благополучию населения), на наказание исключительно на основе закона.

Вдобавок, Конвенция имеет необходимое условие об информировании Генерального секретаря Совета Европы об отступлении Государством от своих обязательств, о вводимых мерах, причинах их принятия, а также о предполагаемой дате прекращения действия таких мер и возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме.

Анализируя доступную нам информацию из СМИ, Cовет Европы был информирован турецкой стороной о введении в стране чрезвычайного положения, о причинах его введения, предпринимаемых мера, и сроках его действия (3 месяца).

В связи с тем, что все формальные шаги, следуя требованиям Конвенции, Правительством Турции были выполнены, можно заключить, что Турция вовсе не планирует отказываться от действия на ее территории Конвенции по правам человека. Речь как раз идет о допустимых этой Конвенцией отступлениях от ее положений.

Принятые на себя Турцией обязательства при ратификации Конвенции в 1954 году, в частности предполагают, что отступления от нормального состояния деятельности государства должны быть сведены к абсолютному минимуму, и что критерии, которые оправдывают введение чрезвычайного положения, должны интерпретироваться строго ограничительно.

В данном случае всем компетентным органам госвласти, временно наделенным «особыми» полномочиями, следует помнить о том, что единственным назначением института чрезвычайного положения как такового является максимально быстрое возвращение общества, столкнувшееся с необходимостью разрешения исключи¬тельных обстоятельств, к нормальному состоянию — демократическому правопорядку.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия