укр eng рус est

Публикации

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Украинцы сейчас на первом месте по регистрации в Эстонии компаний карточкой э-резидента

17.04.2018

Виталий Галицких , Юрист, Руководитель Таллиннского офиса

Источник: Интерфакс-Украина

Блиц-интервью руководителя таллиннского офиса юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Виталия Галицких агентству «Интерфакс-Украина»

— При каких условиях введение налога на выведенный капитал в Украине будет эффективной мерой?

– В Эстонии подоходный налог при распределении прибыли (аналог налога на выведенный капитал – ИФ) эффективно работает уже 18 лет. Его ввели, чтобы вывести бизнес из «серой» зоны. Нет налога – незачем скрываться. Налог на прибыль вынуждал фирмы в Эстонии завышать свои расходы и показывать значительно меньшую прибыль. При этом замена корпоративного налога (аналога налога на прибыль – ИФ) налогом на подоходный налог при распределении прибыли требует жестких ограничений в отношении операций со странами из оффшорной зоны. В Эстонии действуют такие. В частности, большинство выплат по договорам, где бенефициаром является компания в стране из «оффшорного списка», автоматически облагаются налогом на распределенную прибыль по ставке 20%. Но и здесь бывают исключения, например, если оффшорная компания является реально действующей и у нее есть клиенты, поставщики — ведь там тоже живут люди и есть экономика. Но это необходимо отдельно доказать. В большинстве же случаев банки откажут в транзакции в оффшор, а налоговая обложит такие выплаты 20%-ным подоходным налогом.

– При этом есть опасения, что под понятие «выведенный капитал» будут приравнены обычные хозяйственные операции…

– В Эстонии в этом плане немного по-другому. Корпоративный занавес в отношении физлиц довольно силен. Например, по эстонским правилам, если компания не выводит капитал, но дает собственнику «заем», а как правило, бенефициарами компаний являются физлица, то это противоречит действующему законодательству и трактуется как распределение прибыли. Еще хуже, если выплаты признают спецльготой. Тогда сумма будет облагаться всеми налогами и выплатами, которые действуют в отношении трудовых договоров, поскольку такие выплаты не будут считаться расходами, связанными с хозяйственной деятельностью предприятия. В таком случае налоговая нагрузка будет порядка 46%. Даже если речь идет о чашке кофе, за которую было заплачено корпоративной карточкой. Ведь задача налога на распределенную прибыль – стимулировать реинвестиции в экономику страны.

– Из уст президента Петра Порошенко прозвучала идея ввести на первых этапах налог на выведенный капитал для малого и среднего бизнеса. Как вы оцениваете, это могло бы работать?

– Когда в Эстонии заменили корпоративный налог налогом на распределенную прибыль, статистические данные изменились – стали «чище» и прозрачнее. Стали понятны реальные заработки компании, отпала необходимость выписывать «левые» счета и завышать расходы. Однако все эти эффекты возможны при условии полной замены налога, без полумер. Если теоретически смоделировать ситуацию введения налога на выведенный капитал только для малого и среднего бизнеса, тогда выходит, что налог на прибыль как был, так и остается. При этом для малого и среднего бизнеса делается исключение – можно его уплатить только в случае распределения дивидендов. Но, как правило, такие компании не платят дивиденды, так что смысла в этом нет никакого.

– Украинцы – одни из тех, кто наиболее часто регистрируют компании в Эстонии по карточке электронного резидента. Почему?

– Украинцы сейчас на первом месте по таким регистрациям – 423 компании. Для сравнения, граждане Финляндии оформили 315 компаний картой е-резидента, Германии – 311. И спрос на эту услугу растет. В целом, в ноябре 2017 года количество компаний, зарегистрированных э-резидентами, превысило 3 тысячи, на сегодня их — 3 444. При этом карточку э-резидента получили 2131 гражданин Украины. По этому показателю украинцы третьи после финнов и россиян.

Карта э-резидента не дает налогового резидентства или права на въезд в Эстонию, но позволяет воспользоваться всеми государственными услугами, 99% которых можно получить онлайн. В частности, регистрация компании онлайн, онлайн-банкинг, подписание договоров электронной подписью, возможность подавать ходатайства онлайн. Карта э-резидента открывает государственные услуги Эстонии для всего мира. Это и привлекает украинский бизнес. Нужно сказать, что в Эстонии бюрократия сведена к минимальному уровню: документ, попавший в базу данных госорганов один раз, больше не нужно заносить или дублировать. Карточку э-резидента можно забрать в посольстве и без въезда в страну пользоваться услугами государства. Поэтому Эстонию называют административным раем. Однако далеко не все компании, регистрирующиеся таким образом, становятся действующими. Иногда их регистрируют, чтобы посмотреть, как это работает на практике.

– Верно ли утверждать, что украинский ИТ-сектор наиболее часто пользуется таким сервисом?

– Украинский ИТ-сектор привлекает всю Европу. Скорее всего, так и есть. Вторая отрасль – агросектор. Агрокомпании регистрируют в Эстонии фирмы, чтобы торговать с ЕС. Кроме того, это машиностроение и консалтинг. Для регистрации такой компании онлайн требования уставного капитала – EUR2,5 тыс. При этом физическим лицам позволяется не вносить уставный капитал при регистрации, а сделать это позже, например, при банкротстве.

– Повлиял ли как-то на украинский бизнес в Эстонии инцидент с временным включением ряда стран, в том числе Эстонии, в перечень стран, операции с контрагентами которых подлежат контролю в рамках администрирования закона о трансфертном ценообразовании (ТЦО)?

– В Эстонии — 400 активных фирм, ведущих торговлю между нашими странами. Они и были затронуты, хотя торговый оборот не очень большой. Основным торговым партнером Эстонии является Скандинавия. Главная проблема в том, что банки перестали проводить транзакции из Украины в Эстонию. Они узнали, что Эстония попала в какой-то список, но при этом никто толком не понимал, какой. Надо сказать, что первые две недели мы и сами не знали, что Украина внесла нашу страну в этот перечень. Благодаря тому, что активно включилось эстонское посольство, эту проблему удалось решить. Кстати, мы консультировали его. Что же произошло? Украинские компании после внесения Эстонии в этот перечень могли зачесть себе в расходы не 100% суммы по договору, а лишь 70%, в то время как 30% облагалось бы налогом на прибыль. Плюс требовалось подготовить дополнительные документы для банков. Банки этого не поняли и вовсе остановили транзакции. Получилось, что эстонская сторона осуществила поставку, а денег не получила. Но благодаря быстрому устранению проблемы, серьезных трудностей не возникло. Хочу отметить, что вопрос решили очень быстро. Я никогда не сталкивался с тем, чтобы за месяц вопрос международного уровня был полностью снят. Подключилось эстонское и украинское посольства, даже президент Украины Петр Порошенко подключился, заявив, что решит вопрос, однако даже после этих слов документы подписывались еще месяц. Резонанс был довольно большой, однако сами компании пострадали незначительно.

 
© 2018 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия