укр eng рус est

Публікації

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Комментарий к ст. 25 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров (1980г.)

27.11.2013

Автор: Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: «Проект CISG.Russia: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г.»

Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.

Существенное нарушение договора, определенное ст. 25 Конвенции, — одно из ключевых понятий Конвенции. В целом, оно разграничивает ситуации, когда нарушение договора дает право на его прекращение (расторжение), от ситуаций, когда договор сохраняет силу, но пострадавшая сторона имеет право на взыскание убытков или другие средства защиты.
В частности, существенное нарушение договора:
• является основанием для расторжения договора вследствие нарушения по ст. 49(1)(а), 64(1)(а) и 51(2) Конвенции;
• предвидение такого нарушения является основанием для расторжения договора по ст. 72(1) и 73 Конвенции;
• является основанием для требования покупателя о замене товара, не соответствующего договору по ст. 46(2) Конвенции;
• по ст. 70 Конвенции регулирует особый порядок перехода рисков сохранности товара.

Определение нарушения договора как «существенного» включает три условия:
• факт нарушения любого обязательства из договора (в том числе прямо предусмотренного договором или вытекающего для этого договора из Конвенции);
• вследствие нарушения сторона «в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора» и
• такое последствие разумно предсказуемо для стороны, нарушающей договор. При этом, хотя Конвенция прямо этого не устанавливает, предсказуемость определяется по состоянию на момент заключения договора (см. 2012 UNCITRAL Digest, para. 4 on p. 118).

Распространенные случаи существенного нарушения договора.

A. Неисполнение ключевого обязательства. На практике, полное неисполнение ключевого обязательства (то есть полное отсутствие оплаты или полное отсутствие поставки) вполне логично признается существенным нарушением договора.
К такому же нарушению приравнивается окончательный отказ от будущей поставки или оплаты, являющийся ожидаемым нарушением договора (anticipatory breach), дающим основания для расторжения по ст. 72(1) Конвенции.
В некоторых ситуациях суды признавали, что даже если сторона намеревается исполнять договор в будущем, обстоятельства дела показывают, что нарушение с очень большой вероятностью все же произойдет. К примеру, нарушения стоит разумно ожидать при банкротстве стороны или введении распоряжения ее имуществом, при отказе покупателя от открытия аккредитива, предусмотренного контрактом.
В этом же разделе стоит упомянуть ст. 73(2) Конвенции, по которой отказ от поставки первой партии товара может разумно расцениваться как полный отказ от поставки товара.

Б. Просрочка, как в отношении поставки, так и в отношении оплаты, как правило, не является существенным нарушением договора. Тем не менее, в определенных случаях, когда срок исполнения обязательства имеет особое значение, просрочка может расцениваться как существенное нарушение:
• если стороны явным образом согласились, что срок исполнения обязательства имеет особое значение;
• если особое значение срока следует из очевидных обстоятельств дела (поставка сезонных товаров),
• если был нарушен установленный пострадавшей стороной дополнительный срок для поставки или оплаты (ст. 49(1)(b) и 64(1)(b) Конвенции).

В. Поставка некачественных товаров может считаться существенным нарушением договора, если покупатель не может использовать, либо перепродать (с дисконтом) фактически поставленный товар – то и другое «без особых затруднений» (without unreasonable inconvenience) или «с применением разумных усилий» (with reasonable effort).
В частности, суды не склонны считать нарушение существенным, если исправление дефектов товара не представляет больших затруднений и не причиняет особых неудобств покупателю.

Г. Прочие нарушения договора тоже могут считаться существенными, если они соответствуют упомянутым выше условиям (лишение пострадавшей стороны benefit of the bargain и предсказуемость).

Д. Сочетание нескольких второстепенных нарушений делает существенное нарушение договора более вероятным, однако наличие такого нарушения должно определяться каждый раз с учетом всех обстоятельств дела (см. 2012 UNCITRAL Digest, para. 12 on p. 119).
Также: Статья Franco Ferrari, исследующая содержание существенного нарушения договора в свете опыта применения Венской конвенции на протяжении 25 лет, прошедших с момента принятия документа.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия