укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Практические проблемы конфиденциальности в арбитраже

10.10.2016

Евгения Макаренко, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Юрист&Закон

При рассмотрении споров между крупными субъектами международного делового рынка, в связи с возможным риском нанесения ущерба при разглашении определенной информации, часто возникает вопрос конфиденциальности.

Понятие конфиденциальности подразумевает несколько аспектов. Прежде всего, конфиденциальность арбитражного разбирательства исключает гласность, то есть никакие третьи лица (в том числе пресса, общественность), различного рода организации, не имеют права требовать обеспечения их присутствия на слушаниях арбитража или доступа к материалам дела сторон, если не получено соответствующее согласие стороны. Сами арбитры и сотрудники арбитражного суда должны обеспечить закрытость представленной сторонами информации, отказать в запросе лицу, которое не является стороной арбитражного процесса в предоставлении такой информации.

При правовом обозначении конфиденциальности это понятие определяют два аспекта, а именно такие, как субъект и объект распространения принципа конфиденциальности. Субъектный аспект конфиденциальности определяет того, кто именно является носителем обязательства по сохранению конфиденциальности, например сами стороны арбитражного разбирательства, арбитры, секретариат арбитражного суда, представители сторон в арбитражном процессе (адвокаты, юристы), а также третьи лица, участвующие в разбирательстве. С точки зрения объектного определения принципа конфиденциальности следует учитывать именно сами объекты (документы), на которые распространяется этот принцип, например раскрытые сведения в процессе слушания (доказательства), приказы и решения арбитров (процессуальные документы), любые письменные подачи сторон, включая приложения к таким подачам, реквизиты сторон и т. д.

Сам принцип конфиденциальности прописан в регламентах арбитражных судов, где четко указывается, на кого и на что распространяется этот принцип.

В соответствии с Арбитражными правилами Лондонского международного арбитражного суда (ч. 1 ст. 30) в первую очередь стороны арбитражного разбирательства как субъекты обязуются сохранять конфиденциальность всех арбитражных решений и всех других материалов арбитражного разбирательства, созданных для целей его проведения, а также любых других документов и содержания совещания состава арбитража.

В Регламенте Арбитражного института при Торговой палате г. Стокгольм также содержится норма о конфиденциальности, и она определяет распространение такого принципа на Торговую палату г. Стокгольм и состав арбитража, которые должны сохранять конфиденциальность арбитража и арбитражного решения (ст. 46).

Обширно расписаны положения о конфиденциальности и обязательства по соблюдению этого принципа в Арбитражных правилах Торговой палаты г. Париж (ICC). По требованию любой стороны состав арбитража может издавать приказы в отношении конфиденциальности арбитражного разбирательства и может принимать меры, направленные на защиту коммерческой тайны и конфиденциальной информации (ч. 3 ст. 22). В Арбитражный регламент ICC также входит Устав Международного арбитражного суда, который определяет, что деятельность такого суда носит конфиденциальный характер, который должен соблюдаться любым лицом, участвующим в его работе в каком бы то ни было качестве. Этот Устав определяет объекты распространения конфиденциальности как «материалы, имеющие отношение к работе Суда и его Секретариата».

Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ предусматривает четкое правило конфиденциальности при проведении слушания (ст. 28), однако, что касается обязательств сторон по отношению к конфиденциальности и объектного определения этого понятия, то такие положения отсутствуют в этом регламенте.

В соответствии с Регламентом МКАС при ТПП Украины (ст. 12) председатель МКАС, его заместители, арбитры и секретариат обязаны соблюдать конфиденциальность в отношении ставшей им известной информации.

Существуют также случаи, когда принцип конфиденциальности был проигнорирован.

Например, в деле Esso Australia Resources Ltd и другие против Plowman (Minister for Energy and Minerals) и другие (1995) 128 ALR 39 Верховный суд Австралии указал, что конфиденциальность не является неотъемлемой частью арбитражного разбирательства и что в отсутствие прямого указания закона и явно выраженного соглашения сторон само по себе арбитражное соглашение не содержит обязательства о запрете раскрытия информации, полученной в ходе рассмотрения дела. Суд указал, что в этом споре между государственным органом стороны не были связаны конфиденциальностью при раскрытии информации Министерству энергетики Австралии, которое является контролирующим органом в этой сфере и действует в интересах всего общества в целом.

В деле Bulgarian Foreign Trade Bank Ltd. против A.I. Trade Finance Inc. Верховный суд Швеции подтвердил позицию Апелляционного суда по оспариванию арбитражного решения. Вопросы, которые были подняты в этом решении, касались действительности арбитражной оговорки и были ли стороны связаны обязательством по конфиденциальности. В этом деле арбитражная оговорка сама по себе не сдержала обязательства по конфиденциальности. Также Шведским законом об арбитраже 1929 года, который был определен как применимое право, не предусматривается такое обязательство. На основания A.I. Trade Finance Inc. о связанности обязательствами о конфиденциальности Bulgarian Foreign Trade Bank Ltd. сослался на Арбитражные правила Европейской экономичной комиссии ООН, где указано, что «дело будет слушаться при открытых дверях лишь при условии, что обе стороны этого потребуют» (ст. 29). Bulgarian Foreign Trade Bank Ltd. утверждал, что такая трактовка хоть и относится ко всему процессу, но буквальная формулировка – все же только к устному слушанию дела.

По мнению суда, отправная точка по разрешению вопроса о конфиденциальности состоит в том, что арбитражное разбирательство базируется на соглашении. Хотя арбитраж имеет частный характер, но он регулируется законом. В этом деле суд указал, что арбитражное разбирательство может быть гласным, опираясь на положения, изложенные в арбитражном законодательстве, или при обращении в государственные суды, или при получении мер безопасности, записи фактических данных или оспаривании судебных разбирательств. По мнению Верховного суда Швеции, сторона арбитражного разбирательства не может быть связана обязательствами по конфиденциальности, если стороны не договорились о таком.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия