укр eng рус est

Публикации

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Обзор санкционных режимов 2018 года

10.01.2019

Алена Омельченко, партнер, руководитель практики международной торговли

Иван Бокжо, адвокат

В последнее время уже никого не удивляет применения санкций, как к отдельным физическим или юридическим лицам, так и к целым секторов экономики определенных стран. Отдельное место в санкционных режимах уделяется ограничениям, влияющим на торговлю и экономический рост, и 2018 год не был исключением.

САНКЦИИ США

Традиционным лидером среди стран, применяющих этот довольно распространенный на сегодняшний день инструмент торгово-экономических ограничений, остаются Соединенные Штаты Америки. Свою санкционную активность в 2018 году США начали с введения ограничений в отношении Венесуэлы, когда 19 марта Президент США Дональд Трамп подписал указ, согласно которому резидентам США и другим лицам, подчиненным юрисдикции США, было запрещено осуществлять любые сделки с цифровой валютой, коинами и токенами, которые были эмитированы Правительством Венесуэлы. Кроме того, этим указом были заблокирован активы четырех должностных лиц Правительства Венесуэлы и установлен запрет резидентам США устанавливать с ними любые деловые связи. Указанные санкции были связаны с тем, что власти Венесуэлы пыталась таким, и на сегодняшний день довольно специфическим способом, путем эмиссии национальной криптовалюты «Петро», обойти ранее примененные США специальные экономические ограничения. В течение года санкционный список США также пополнили чиновники из окружения Президента Венесуэлы — Мадуро.

Одними из самых жестких ограничительных мер, введенных в 2018 году, стали санкции против Ирана, которые можно считать логическим продолжением выхода США из «ядерного соглашения». Фактически Соединенные Штаты не только восстановили предыдущие санкции, которые охватывали более 900 связанных с Ираном субъектов, но и значительно их усилили. В частности, под новые санкции попали 50 иранских банков и связанных с ними лиц, более 200 человек и судов, относящихся к транспортному и энергетическому секторам, иранские авиалинии и их гражданский воздушный флот (67 самолетов), а также почти 250 человек и связанные с ими активы, подлежащих блокированию и находящихся в специальном санкционном списке, действие которого было приостановлено из-за подписания Совместного всеобъемлющего плана действий в отношении Ирана («ядерное соглашение»). Однако наиболее серьезными считаются санкции, касающиеся ограничений на приобретение иранских нефтепродуктов. В частности, риск попадания под санкции США несет любая страна, которая не осуществила «значительного уменьшения» объемов закупки сырой нефти у Ирана. Оценка того, имело ли место «значительное уменьшение» будет предоставляться государственным секретарем по согласованию с Министром финансов, Министром энергетики и Директором Национальной разведки, при этом во внимание будет браться как процентное сокращение, так и прекращение контрактов, предусматривающих поставку в будущем, и т.д. Последствия нарушения указанных ограничений можно считать действительно катастрофическими, поскольку иностранные финансовые учреждения, которые будут принимать участие в крупных финансовых операциях с иранскими финансовыми институтами будут рисковать потерять доступ к своим корреспондентским и транзитным счетам в США, что, в свою очередь, фактически сделает невозможным дальнейшее нормальное функционирование таких «нарушителей». Санкции против Ирана в своем обновленном виде создают значительные риски для поставщиков товаров, услуг и кредиторов иранских контрагентов, в том числе и по предварительно заключенным контрактам.

Не стал 2018 год исключением и касательно последующего расширения санкций США в отношении Российской Федерации. Их дополнение продолжалось в течение всего года, путем включения в SDN-список новых лиц (государственных деятелей, компаний и банков). Этот же пакет санкций предусматривает запрет отчуждения или перевод долгов, капиталов и других активов, связанных с подсанкционными лицами, экспорт ими товаров из США, а также совершения любых платежей в их пользу (кроме случаев, предусмотренных специальными лицензиями).

Обновление санкций продолжилось в августе, основанием для чего стало дело, связанное с отравлением семьи Скрипалей. Связанные с этим ограничения принимаются в два этапа, первый из которых заключается в прекращении любого зарубежного финансирования РФ, подпадающего под регулирование Закона «О контроле за экспортом вооружения», в отказе РФ в кредитовании, кредитных гарантиях или иной финансовой помощи, предоставляемой правительством США, запрете экспорта в РФ важных с точки зрения национальной безопасности товаров и технологий. Более жестким усматривается второй этап, введение которого можно ожидать в конце этого года — правительство США рассматривает несколько вариантов, которые могут предусматривать запрет банкам США кредитовать правительство РФ, кроме операций по приобретению продовольственных и сельскохозяйственных товаров, значительное ограничение торговли и дипломатических отношений между странами, а также запрет на авиационное сообщение компаний, находящихся в собственности или контролируемых государством. Однако, этот вариант второго этапа санкций нельзя назвать окончательным, поскольку возможно как их отложение и смягчения, так и введение чрезвычайно жестких мер.

Анализ санкций, введенных США за этот год, очередной раз подтверждает наличие чрезвычайно широкого арсенала средств, которые могут применяться в экономической и других сферах взаимоотношений с другими государствами и отдельными физическими и юридическими лицами. Значительное развитие санкционного института, а также серьезность возможных последствий в виде попадания под те или иные санкции привели к тому, что перед заключением сделок резиденты США проводят детальный анализ на соответствие санкционному законодательству и включают специфические разделы в хозяйственные сделки, предусматривающие гарантии и заверения сторон по соблюдению требований действующего санкционного режима. Вышеуказанное связано с тем, что санкции США носят чрезвычайно широкий (всеобъемлющий) характер, распространяются на любые сделки с подсанкционными субъектами, подлежат применению как к новым правоотношениям с ними, так и правоотношениям, возникшим ранее (в том числе ранее заключенным договорам, заказам на поставку товаров и услуг). Кроме того, в отличие от любых других, за исключением разве что санкций СБ ООН, санкции США имеют экстратерриториальный характер и распространяются не только на резидентов США, но и на любых других субъектов, определенным образом связанных с подсанкционными, например осуществляющих с ними хозяйственные операции, оказывающих финансовую, технологическую и другие виды поддержки, находящихся под контролем или аффилированных с ними и тому подобное.

САНКЦИИ ЕС

Довольно скромным на фоне санкционной активности США выглядит перечень ограничительных мер принятых ЕС, который, в основном, заключается в пролонгации ранее принятых, чем принятии новых санкций. Стоит заметить, что, в основном, санкции ЕС построены на решениях, принятых СБ ООН, и действуют параллельно с ними. Впрочем, ЕС также имеет 24 собственных полностью автономных санкционных программ. Именно анализу указанных программ, как правило, уделяется больше внимания со стороны европейских компаний, накануне установления новых деловых связей.

Среди автономных санкционных программ ЕС, имевших место в 2018 году, можно отметить следующие.

Год был открыт дополнением санкционных списков в отношении КНДР, в который были включены 17 физических лиц, связанных с незаконной торговой деятельностью, направленной на уклонение от санкций ООН (в целом список самостоятельных санкций ЕС против КНДР насчитывает 58 физических и 10 юридических лиц). В тот же день Совет ЕС и внедрил санкции в отношении 7 должностных лиц из Венесуэлы. Впоследствии, 25 июня, к ним присоединились еще 11 лиц, деятельность которых была связана с нарушениями, имеющими место во время майских выборов в Венесуэле.

Не стал 2018 год исключением относительно санкций ЕС против РФ. В частности, в марте было продлено действие ранее принятых секторальных и персональных ограничительных мер, в целом в то время охватывавших 150 физических и 38 юридических лиц (действие указанных санкций недавно был пролонгировано до 15.03.2019 года).

Указанный перечень в мае был пополнен пятью физическими лицами, причастными к организации президентских выборов РФ на территории аннексированного Крыма, и в июле — шестью компаниями, участвующими в строительстве Керченского моста.

Кроме того, 18 июня Совет ЕС еще на год продлил действие санкций, связанных с аннексией Крымского полуострова. Действие этих санкций фактически ограничено только территорией Крыма и включает в себя запреты на импорт товаров происхождением из Крыма, на покупку европейскими компаниями недвижимости и субъектов хозяйствования в Крыму, на их финансирование или предоставление им связанных услуг, на заход круизных лайнеров в крымских порты и поставку товаров и технологий крымским компаниям.

Касательно секторальных санкций ЕС, ограничивающих доступ основных российских государственных финансовых учреждений к рынкам капитала ЕС, запрещающих импортно-экспортные операции с оружием и товарами двойного назначения и сокращающих доступ к технологиям, которые могут быть использованы в разведке и добыче нефти, то они также были продлены до 31 января 2019 года.

Как было отмечено выше, санкционная активность ЕС в 2018 году сосредоточилась на пролонгации действия уже ранее принятых ограничений. В частности, 25 октября отдельными решениями Совета ЕС на год было продлено действие санкций в отношении Бурунди, Гвинеи и части Молдавской Республики — т.н. Приднепровской Молдавской Республики. Чуть позже, в ноябре, ЕС продлил действие санкций против Венесуэлы еще на год.

Указанное раскрывает одну из особенностей функционирования санкционного института ЕС и его отличие от аналога США. В частности, санкции США, в своем большинстве, действуют до момента принятия специального решения об их отмене, в то время, как ограничительные меры ЕС носят временный характер и автоматически прекращают свое действие в случае невозобновления в течение срока их действия. Именно поэтому, ежегодно можно наблюдать ситуации, как идут те или иные дискуссии в середине ЕС относительно дальнейшей судьбы тех или иных специальных ограничений. Указанное характеризует санкции ЕС как более гибкие и более точно соответствующие актуальной ситуации на международной арене.

САНКЦИИ РФ

Значительный ажиотаж вызвало введение 1 ноября персональных санкций Российской Федерацией на основании постановления Правительства РФ № 1300. Утвержденный Правительством РФ список насчитывает 322 физических лица и 68 компаний, в основном являющихся резидентами Украины, в отношении которых применены специальные ограничения в виде блокировки безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории РФ, а также запрета на вывод капитала за пределы территории РФ.

Указанные санкции подлежат применению не только к лицам, непосредственно указанным в Постановлении № 1300, но и к юридическим лицам, находящимся под контролем подсанкционных субъектов.

Заслуживает внимания тот факт, что введенные санкции построены на положениях принятого в этом году Закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств», предусматривающего возможность введения довольно широкого перечня ограничительных мер. Тот факт, что санкции против Украины были приняты в том виде, который имеется на сегодняшний день, свидетельствует о том, что их введение не ставило перед собой цель в виде полного прекращения любых хозяйственных операций между субъектами хозяйствования государств.

Анализируя принятую Правительством РФ постановление № 1300 можно сказать, что, в целом, персональные санкции РФ довольно схожи с украинскими, поскольку носят целевой узконаправленный характер, в отличие от санкций США. Более того, принятые в действующем виде санкции фактически не препятствуют проведению хозяйственных операций через посредников. Впрочем, с учетом незначительного промежутка времени, истекшего с даты введения персональных санкций РФ, в настоящее время говорить об их эффективности рано.

САНКЦИИ УКРАИНЫ

Дальнейшего развития претерпевает и украинский санкционный институт. Уже, можно сказать, традиционным с 2015 года стало ежегодное введение новых персональных экономических и других ограничительных мер в отношении отдельных лиц, связанных с вооруженной агрессией РФ. В этом году произошел довольно значительный его рост — до 1759 физических и 768 юридических лиц, тогда как, для сравнения, в 2017 году эти цифры составляли 1228 и 468, соответственно.

Не обошлось и без определенных нововведений. В частности, специфический вид санкций был применен на основании Решения СНБО от 1 марта к 4-м украинским банкам, являющимися дочерними структурами российских банков (Сбербанк, Акционерный коммерческий промышленно-инвестиционный банк, ВТБ Банк, БМ Банк), в виде предотвращения вывода капиталов за пределы Украины в пользу связанных лиц. Специфичность этого вида санкций заключается в том, что он, наряду еще с несколькими исключениями, подлежит применению к более широкому кругу лиц, чем другие подобные меры, поскольку его действие фактически не ограничивается перечнями физических и юридических лиц, утвержденными решениями СНБО Украины.

В дальнейшем Национальный банк Украины путем внесения изменений в свое Постановление № 654 «Об обеспечении реализации и мониторинга эффективности персональных специальных экономических и других ограничительных мер», было разъяснено вид банковских операций подпадает под действие указанной санкции.

Среди прочего стоит отметить, что не заканчиваются попытки судебной защиты от введенных санкций (прецеденты удовлетворения подобных требований пока в украинской судебной практике отсутствуют). Так, на сегодняшний день в производстве Кассационного административного суда есть несколько дел, находящихся на стадии исследования материалов, послуживших основанием для применения санкций. Особенность рассмотрения подобных дел обусловлена тем, что указанные сведения могут представлять собой государственную тайну, а потому требуют от участников процесса разрешения на доступ к информации соответствующей степени секретности.

Также можно выделить специфику введения украинских и российских санкций, в отличие от США и ЕС, заключающуюся в защите внутреннего рынка путем использования этого инструментария. Так, например, применение Россией эмбарго в отношении импорта продуктовых товаров из некоторых стран, а также применение Правительством Украины запрета на ввоз на таможенную территорию Украины товаров, происходящих из Российской Федерации.

ВЫВОДЫ

В целом, в 2018 году сохранилась тенденция расширения санкционных списков, особенно персональных. Это свидетельствует о том, что данный вид ограничительных мер приобретает все большую актуальность и все чаще является альтернативой таким средствам широкого воздействия, как эмбарго, поскольку позволяет осуществить максимальное влияние на лиц, непосредственно ответственных за события, становящиеся основанием для их принятия.

Не менее насыщенным обещает быть и следующий год, среди прочего, выход Великобритании из ЕС приведет к формированию отдельной самостоятельной санкционной политики, которая, очевидно, будет иметь достаточно серьезное влияние на ситуацию на международной арене. Не меньшее влияние имеют персональные санкции и на частноправовую сферу. В сегодняшних условиях опрометчивая деловая практика может стоить компании потери не только значительных сумм, но и возможности выхода на рынки отдельных мировых регионов, то есть потери всех или значительного количества действующих и потенциальных клиентов и/или доступа к источникам кредитования. В связи с этим, обычной деловой практикой не только за рубежом, но и в Украине становится обращение к специалистам для анализа рисков, сопровождающих ту или иную хозяйственную операцию.

 
© 2019 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия