укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Возможно наказать виновных по делу МН17? Перспективы судебных слушаний

10.10.2016

Арсений Герасымив, адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Европейская Правда

Отчет совместной следственной команды и прокуратуры Нидерландов относительно обстоятельств поражения самолета рейса МН 17 Малазийских авиалиний ракетным комплексом «Бук», обнародованный 28 сентября 2016 года, является еще одним шагом в сторону привлечения виновных лиц к ответственности за это преступление.

Напомню, что перед этим был обнародован отчет Агентства безопасности полетов Нидерландов относительно причин катастрофы, где было установлено, что воздушное судно было поражено из ракетного комплекса «Бук». Теперь мы знаем, что самолет был поражен ракетным комплексом с территории, контролируемой российскими военными. Комплекс был доставлен с территории Российской Федерации, а после совершения террористического акта отправлен назад.

Масштабы расследования поражают. На мой взгляд, это самое масштабное расследование, когда-либо проводимое в истории авиационный катастроф. Факт закупки ракетного комплекса «Бук» и проведение экспериментов на территории Финляндии является ярким тому подтверждением. Поэтому в этом отношении я не разделяю скептицизма о том, что, дескать, эту историю забудут и виновные не будут привлечены к ответственности. Я убежден: такие масштабные расследования проводятся не для того, что потом их положить в «долгий ящик». Был озвучен четкий и понятный сигнал, а именно, что к указанной катастрофе была установлена причастность около ста человек и эти лица идентифицированы. Это сигнал относительно того, что будет следующим шагом, а именно привлечение указанных лиц к ответственности.

В этом контексте возможны три варианта развития событий: привлечение виновных лиц к ответственности в национальной юрисдикции Украины или Нидерландов, а также международной юрисдикции – Международном криминальном суде в Гааге.

Украина, на мой взгляд, является малоэффективной юрисдикцией относительно это преступления в условиях фактической войны с Российской Федерацией и отсутствия контактов между правоохранительными органами двух государств.

Другое дело Нидерланды, – страна, которая является членом Европейского Союза и имеет соответствующую поддержку.

Нидерланды и Российская Федерация являются странами-участниками Европейской Конвенции о взаимной правовой помощи в уголовных делах, а также Европейской конвенции о выдаче правонарушителей. Используя эти международно-правовые инструменты вместе с политической поддержкой Европейского Союза, прокуратура Нидерландов могла бы быть более эффективной в привлечении виновных лиц к ответственности.

Украина, в свою очередь, могла бы передать Нидерландам уголовное производство, что является возможным с учетом уголовно-процессуального законодательства Украины.

Относительно возможной юрисдикции Международного криминального суда в Гааге, то юрисдикция этого суда возможна при условии, что Украина сделает соответствующее заявление относительно признания его юрисдикции.

04 февраля 2015 года Верховный Совет Украины принял декларацию о признании юрисдикции Международного криминального суда относительно преступлений против человечности и военных преступлений, содеянных должностными лицами Российской Федерации и лидерами террористических организаций ДНР и ЛНР, приведших к массовой гибели граждан Украины.

На мой взгляд, преступление относительно сбитого самолета Малазийских Авиалиний может быть рассмотрено в контексте декларации, сделанной Парламентом Украины, поскольку оно является звеном или частью вооруженной агрессии, развязанной против Украины. Таким образом, требование Римского устава относительно условий юрисдикции этого органа является выполненным. В случае, если Международный криминальный суд признает свою юрисдикцию относительно это преступления, возникает вопрос относительно квалификации действий виновных лиц.

Римский устав предусматривает следующие группы преступлений, подпадающих под него юрисдикцию: преступление геноцида; преступления против человечности; военные преступления; преступление агрессии.

На наш взгляд сбитие самолета Малазийских авиалиний может квалифицироваться как военное преступление. Более того, положительной стороной применения инструментария Римского устава является то, что к ответственности будут привлечены не только непосредственные исполнители преступления и командиры соответствующих военных формирований, но и те, кто несет политическую ответственность. И в этом контексте сделанное заявление об идентификации ста подозреваемых является подтверждением этого.

В данной ситуации защита от потенциального обвинения в форме «я не знал, что это был гражданский самолет» не сработает, поскольку, ответственность наступает не только за «знание», но и осознание или осведомленность в возможности преступных последствий.

Та же самая формула будет и применена к непосредственным исполнителям преступления, которым не удастся сослаться на «ошибку факта», как-то «мы не знали, что это был гражданский самолет», поскольку субъективная составляющая основания ответственности предусматривает не только прямой умысел, но и осознание возможности наступления негативных последствий в конкретных обстоятельствах.

Однако «ахиллесова пята» Международного криминального суда – это задержание и арест подозреваемых лиц, ведь суд лишен инструментов выполнения своих решений, которые полностью отнесены к компетенции национальных органов. Поэтому маловероятно, что Российская Федерация будет сотрудничать с судом, принимая во внимание уже тот факт, что должностными лицами России было сделано заявление о возможности прекращения сотрудничества с Международным криминальным судом через начатое расследование действий армии Российской Федерации в Грузии в 2008 году.

Без давления международного сообщества на власти Российской Федерации достичь успеха в этом деле будет тяжело.

Что касается компенсации родственникам жертв террористического акта – на мой взгляд, результаты обнародованного отчета открывают новые перспективы относительно положительного решения спора в пользу родственников жертв катастрофы против Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

Согласно обнародованному отчету причиной катастрофы является поражение воздушного судна ракетой комплекса «БУК» с территории, контролируемой пророссийскими сепаратистами. Более того, ракетный комплекс был доставлен с территории Российской Федерации, а после поражения воздушного судна был возвращен обратно на ее территорию. Такое не могло состояться без участия официальных лиц РФ.

Вопрос контроля территории имеет не абы какое значение в этом деле, поскольку он тесно связан с вопросом юрисдикции и ответственности.

Чикагская конвенция определяет, что каждое договорное государство отвечает за все, что происходит в ее воздушном пространстве. Так же и статья 1 Конвенции о защите человека и основоположных свобод определяет, что каждое государство-участник гарантирует каждому, кто находится под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в конвенции.

Однако Европейский суд по правам человека при применении Европейской конвенции использует более гибкий подход относительно определения юрисдикции государства над территорией, введя концепцию «эффективного контроля над территорией».

Иными словами, не каждое государство будет ответственным за действия на своей территории, если такая территория является оккупированной или даже контролируется сепаратистскими группами, поддерживаемыми третьим государством.

В таких условиях именно государство-оккупант будет нести всю полноту ответственности за действия, происходящие на этой территории.

Концепция эффективного контроля над территорией получила свое развитие в делах относительно событий, имевших место в Приднестровье, Нагорном Карабахе, Турецкой Республике Северного Кипра, то есть там, где существовала оккупация территории иностранным государством или сепаратистскими группами, поддерживаемыми этим государством.

Российская Федерация в таких делах уже выступала ответчиком, и ее роль в поддержке сепаратистских групп судом уже исследовалась.

Например, в деле Чирагов против Армении, Іляску и другие против Молдовы и России Европейский суд развил концепцию формулы «эффективный контроль на территорией».

Каждая страна-участник Европейской конвенции ответственна за нарушения прав и свобод человека, который совершении на территории, которая находится под ее юрисдикцией. Самое осуществление юрисдикции над территорией является ключевым при определении вопроса относительно наложения ответственности на государство. С точки зрения международного публичного права термин, указанный в статье 1 Конвенции, «под их юрисдикцией» означает, что юрисдикция государства является не только прямо территориальной, но и может осуществляться через территорию государства.

Однако такая презумпция может быть ограничена в исключительных случаях: например, когда государство ограничено, не допущено или потеряло контроль над частью своей территории, например, вследствие военной оккупации, военных конфликтов и, что важно, вследствие действий иностранного государства, поддерживает или внедряет сепаратистские движения на территории другой государства, где нарушение прав человека имело место.

В этом случае, независимо от законности или незаконности действий иностранного государства, его мотивов или обоснованности, ответственность будет возложена именно на государство, внедряющее или поддерживающее сепаратизм.

Осуществление юрисдикции в этом случае со стороны государства-оккупанта возможно не только через ее государственные органы, но и через поддержание ею сепаратистских групп.

Термин «поддержка» имеет довольно широкое толкование и включает в себя политическую, экономическую и военную составляющую. Поэтому учитывая известный объем фактов, указывающих именно на роль Российской Федерации в военном конфликте на востоке Украины, как-то поставка гуманитарных конвоев, поставка оружия, поддержка сепаратистов на политическом уровне, на мой взгляд, иск против Российской Федерации, представленный в интересах родственников жертв авиакатастрофы, будет иметь неплохую перспективу.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия