укр eng рус est

Публикации

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Электоральная монополия. Как игнорируют выбор четверти украинцев

21.12.2017

Роман Марченко , Адвокат, Старший партнер

Источник: Украинская правда

В Украине сформировалась политическая традиция – менять избирательное законодательство накануне выборов. Ярким примером является закон о местных выборах. Правила утвердили за три месяца до дня голосования.

А не так давно парламентарии приняли в первом чтении проект Избирательного кодекса. За документ №3112-1проголосовали 226 нардепов.

Как показал результат голосования (набран минимум голосов), действующие депутаты не сильно хотят кардинально менять избирательные правила.

А исходя из полученной автором «инсайдерской» информации, во втором чтении Кодекс скорее всего и вовсе поддержан не будет.

Желание парламентских фракций законсервировать избирательные правила вполне объяснимо. Тот же 5% барьер позволяет именно крупным, в первую очередь парламентским партиям присваивать голоса избирателей политических сил, которые не смогли пробиться в Верховную Раду.

Судите сами: на внеочередных парламентских выборах в 2014 году партии, которые прошли в ВР, получили голоса 77,5% избирателей. Но поскольку многие партии не смогли преодолеть 5% барьер, голоса их избирателей распределили пропорционально среди шести партий, прошедших в Раду.

А это ни много ни мало – 50 мест в парламенте, что равно показателю партии-победителя – «Народный фронт».

После нехитрых математических манипуляций «БЮТ» получил дополнительные 4 мандата, «Радикальная партия» – 5, «Оппоблок» – 6, «Самопомич» – 7, «Народный фронт» и «БПП» – по 14!

То есть существующий 5% барьер серьезно искажает результаты реального волеизъявления украинцев.

К примеру, в 2014 году в парламент не смогла попасть «Свобода», за которую проголосовали более 742 тысяч украинцев (4,71%). Также за парламентским бортом оказались коммунисты (почти 612 тысяч голосов), партия Сергея Тигипко «Сильная Украина» с поддержкой более 491 тысячи граждан, «Гражданская опора» Анатолия Гриценко – 489 тысяч голосов, партия «Заступ» – 418 тысяч избирателей.

Возникает вполне резонный вопрос: почему игнорируется мнение миллионов украинцев, которые фактически лишены возможности иметь своих представителей в законодательном органе?

Ситуация выглядит еще парадоксальнее, если проанализировать результаты голосования и избрания народных депутатов в некоторых одномандатных округах.

Суперпоказательным примером является избрание депутатом-мажоритарщиком Ефима Звягильского. За бывшего регионала проголосовали 1454 избирателя. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы одержать победу.

В результате полторы тысячи проголосовавших жителей 45 избирательного округа Донецкой области имеют своего представителя в парламенте, а почти 4 миллионов сторонников небольших партий – нет.

Очевидно, что 5% барьер для попадания в парламент является дискриминационной нормой.

В том же 2014 году проигнорированы электоральные предпочтения почти четверти украинцев. И ситуация повторяется каждые выборы.

Оптимальным решением проблемы является полная отмена каких-либо барьеров для партий. Безусловно, подобные новшества могут привести к тому, что народными депутатами станет дюжина популистов. Но признаемся себе, подобное случается сплошь и рядом и сегодня – достаточно хотя бы бегло просмотреть списки «партийцев» и «мажоритарщиков».

Моя логика проста: согласно Конституции, Верховная Рада насчитывает 450 народных депутатов. Простая арифметика показывает, что если 225 «пропорциональных» депутатов представляют всех избирателей, то один депутат — около 0,44%.

Соответственно исключительно такой барьер – «0,44% = 1 депутат» – соответствовал бы требованиям Основного закона Украины.

Скажем, в Нидерландах этот порог составляет 0,67%, голоса просто делятся на все места в палате, то есть проходной барьер – именно 1 избранник. При таком подходе сейчас в парламенте были бы, например, по депутату от «Партии 5.10» и «Партии солидарности женщин».

Задаюсь вопросом: что в этом было бы плохого? Ведь очевидно, что нужно давать возможность «маленьким» проявить себя. И, возможно, завтра они перестанут быть маргиналами и принесут нам всем пользы больше, чем сегодняшние крупные силы.

Стоить отметить, что согласно рекомендациям Парламентской ассамблеи Совета Европы, процентный барьер для парламентских выборов не должен превышать 3%. Не удивительно, что один из самых высоких процентных барьеров существует в малодемократичной Турции – 10%.

Примечательно, что в Германии, как и в Украине, существовал 5% барьер для попадания в Европарламент. Но в 2011 году Конституционный суд Германии признал его недействительным. После этого барьер снизили до 3%, но в 2014-м и он был признан судом неконституционным.

Поэтому одной из главных задач, которую должно решить новое избирательное законодательство, является именно отмена барьеров для попадания в ВРУ.

В этом случае украинцы смогут пустить «новую кровь» в парламент, уничтожив монополию крупных политических сил, которая, по правде, пользы пока принесла немного.

Но, к сожалению, нынешние народные избранники не спешат отменять дискриминационную норму, которая предусматривает 5% барьер для парламентских партий. В законопроекте №3112-1 предлагается снизить барьер до 4%.

А это означает лишь одно: в парламенте сохранится монополия нескольких партий, а ЦИК по-прежнему будет игнорировать электоральные предпочтения миллионов украинцев.

 
© 2018 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия