укр eng рус est

Публікації

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Ситуативная защита небанковских вкладчиков

25.01.2017

Александр Выговский, адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Зеркало недели

19 ноября вступил в силу неоднозначный по своему содержанию Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно возмещения физическим лицам через систему гарантирования вкладов физических лиц ущерба, причиненного злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг».

Направленный непосредственно на урегулирование ситуации с вкладчиками банка «Михайловский», этот закон приравнивает к банковскому вкладу средства, привлеченные от физического лица в качестве займа или вклада в небанковское финансовое учреждение через банк, выступивший поверенным в рамках соответствующего договора. А физлиц, разместивших такие средства, закон приравнивает к вкладчикам, со всеми вытекающими правами, включая право на получение гарантированного возмещения вкладов на сумму до 200 тыс. грн. На основании принятого закона Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) в срок до 16 декабря 2016 г. должен начать выплаты возмещения средств физическим лицам, которые приобрели право на такое возмещение в связи с приравниванием их к вкладчикам.

Первое, что бросается в глаза при чтении данного закона, — указанное уравнивание в правах коснется исключительно клиентов пресловутого банка «Михайловский», которые размещали свои средства не в самом банке, а в связанных с этим банком финансовых компаниях «Кредитно-инвестиционный центр» и «Инвестиционно-расчетный центр», в то время как сам банк выступал лишь в роли посредника. Заключать подобные договоры вкладчикам было крайне выгодно: на размещенные таким образом средства начислялся более высокий процент, по сравнению с вкладами непосредственно в самом банке «Михайловский». При этом, однако, возрастал и риск подобных капиталовложений, ведь на них изначально не распространялось действие Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», а значит, и не гарантировалось возмещение этих вкладов в пределах гарантированной суммы. И вот теперь эти люди, сознательно или неосознанно принимавшие на себя повышенные инвестиционные риски ради получения повышенного дохода, будут уравнены в правах со своими, более осмотрительными, согражданами. При этом нормы закона сформулированы таким образом, что их применение к любым подобным ситуациям в будущем априори исключается.

Во-первых, закон прямо запрещает банкам осуществлять операции путем привлечения средств физических лиц без их отображения в активах и пассивах банка (а именно этим и занимался банк «Михайловский»), а также запрещает финансовым учреждениям привлекать средства у физических лиц (кроме их участников) в случае, если это прямо не предусмотрено законом о деятельности соответствующего финансового учреждения. Таким образом, авторы закона постарались поставить барьер на пути подобных махинаций в будущем, чтобы у банков не возникало соблазна скрывать подобным образом нарушение экономических нормативов и «водить за нос» регулятора. Во-вторых, как прямо следует из текста закона, его норма о приравнивании к вкладам средств в небанковском финансовом учреждении касается только тех средств, которые были привлечены при посредничестве банка, отнесенного к категории неплатежеспособного на дату вступления в силу указанного закона. Так что даже если представить себе гипотетическую ситуацию, что какой-то другой банк также успешно опробовал эту схему привлечения средств от физических лиц, шансы у его клиентов в будущем добиться гарантированного возвращения своих средств за счет ФГВФЛ очень невелики.

Исходя из этого, можно заключить, что данный закон серьезных изменений для банковской и финансовой системы Украины не принес. Громко именовать его «законом о защите интересов обманутых вкладчиков» нет никаких оснований, так как он защищает исключительно тех лиц, которые своим активным участием в протестных акциях добились соответствующих уступок. Расширение сферы действия системы гарантирования вкладов физических лиц носит сугубо ситуативный характер (недаром норма закона о приравнивании лиц, разместивших свои средства в небанковских финансовых учреждениях, к вкладчикам внесена в раздел «Заключительные и переходные положення» Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц»). Этот закон практически не решает проблем клиентов других финансовых учреждений, интересы которых система гарантирования вкладов не защищает вовсе. А ведь не за горами времена, когда под стенами регулятора будут собираться не только обманутые вкладчики банков, но и клиенты обанкротившихся страховых компаний: им нынешнее законодательство вообще ничего не гарантирует, а законопроект о создании фонда гарантирования страховых выплат по договорам страхования жизни так и остался проектом.

Позитивным моментом, связанным с принятием данного закона, является усиление ответственности связанных с банком лиц (т.е. лиц, которые этот банк контролируют или руководят им), причастных к доведению банка до неплатежеспособности. Отныне ФГВФЛ, в случае недостаточности имущества банка для совершения всех выплат, вправе обратиться к связанному лицу, действия или бездеятельность которого повлекли причинение ущерба кредиторам банка или самому банку, с требованием о возмещении такого ущерба. Средства, взысканные со связанных с банком лиц, будут включаться в ликвидационную массу. Невыполнение требований Фонда будет давать ему возможность обратиться в суд с иском к связанному с банком лицу, а обеспечением иска может стать наложение ареста на денежные средства и имущество такого лица. При этом ликвидация неплатежеспособного банка не является основанием для завершения судебного разбирательства на основании иска Фонда, как и не является основанием для освобождения от ответственности связанного с банком лица, причинившего ущерб банку. Таким образом, гипотетические шансы Фонда получить компенсацию от связанного с банком лица достаточно высокие при условии, если будет доказана вина такого лица в причинении ущерба банку или его кредиторам, и если его активы не были заблаговременно полностью выведены за рубеж. Однако, как показывает ситуация с тем же банком «Михайловский», успехи подобных мер на практике могут быть более чем скромными. Как известно, ФГВФЛ подал в правоохранительные органы четыре заявления о преступлениях, совершенных владельцами (топ-менеджерами) и служебными лицами банка «Михайловский» на сумму в 5,2 млрд грн, а в отношении всех акционеров и топ-менеджеров было подано 435 заявлений на общую сумму 192,2 млрд грн, но реально возместить ущерб, причиненный банку и его вкладчикам, так и не удалось.

Ввиду лавинообразного банкротства банков и других финансовых учреждений последних лет давно уже назрела потребность в законодательном закреплении ответственности финансовых регуляторов — Нацбанка и Нацкомиссии, осуществляющей регулирование в сфере рынков финансовых услуг, — за бездеятельность при проведении контроля и мониторинга. Вряд ли можно предположить полное неведение сотрудников НБУ о положении дел в том же банке «Михайловский» и о том, какие схемы используются его руководством для построения очередной финансовой пирамиды. Ужесточение ответственности регулятора и его должностных лиц позволит сделать банковское регулирование и банковский контроль более действенными, а реагирование регулятора на правонарушения — оперативным.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия