укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Последние новости
Отзывы
Chambers Europe

«Недавно фирма провела консультирование по ряду фармацевтических дел. Многие соглашаются, что данная команда «движется в правильном направлении, особенно впечатляет ее работа в фармацевтической отрасли».

 

Иски против РФ: почему украинское правительство стало жертвой своих обещаний

06.08.2015

Дмитрий Шемелин, юрист, ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Источник: Forbes Украина

Только несколько дней назад появились первые сообщения о том, что ПриватБанк подал первый инвестиционный иск против России за крымское имущество; Ощадбанк тоже пообещал вскоре это сделать. Остальные владельцы крымских активов пока молчат. Так же, как и государство не спешит подавать триллионные иски против РФ.

75 лет назад, 13 мая 1940 года, Уинстон Черчилль впервые выступал перед Палатой Общин Великобритании в качестве премьер-министра. За три дня до того Германия вторглась в Голландию. Через неделю, 20 мая, немецкие танки достигли Ла-Манша под Абвилем, захлопнув английскую армию в окружении.

Черчилль сказал: «Я повторю перед Палатой то, что уже сказал новому правительству: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота».

В отличие от Черчилля в 1940 году, наши политики не слишком любят пугать народ тяжелым трудом, кровью и слезами. Так и в сфере международных судов против России украинское правительство пало жертвой собственных радужных обещаний 2014 года.

Клятвы политиков в кратчайший срок подать «триллионные» иски в международные суды против агрессора вызвали у народа несколько завышенные ожидания и, как следствие, очень скорое разочарование. Спустя полтора года после Майдана и аннексии Крыма Украина не инициировала ни одного имущественного или территориального иска против РФ. Однако стоит ли обвинять государство в том, что дело, по всем признакам, движется довольно медленно?

Международные суды действительно являются прекрасным примером «жерновов господних»: они мелют медленно, но при надлежащем уходе довольно надежно.

Можно ли отсудить Крым обратно?

В Гааге на площади Карнеги уже почти 70 лет существует Международный Суд ООН, тот самый Суд с большой буквы, который рассматривает территориальные претензии государств, результаты войн и аннексий, присуждает компенсации и проводит границы. Теоретически, он мог бы рассмотреть вопрос правомерности действий России в Крыму и приказать вернуть полуостров Украине.

Однако, для того чтобы Суд мог рассмотреть иск одной страны к другой, необходимо согласие обеих. Понятно, сейчас такого согласия от России не получить, значит, нужно рассчитывать на те международные договоры, где Россия уже соглашалась заранее передавать какие-то споры на рассмотрение МС ООН.

К сожалению, подобных договоров, которые дали бы возможность рассмотреть территориальный спор между Россией и Украиной, пока никто не нашел. В прошлом году рассматривалось предложение подать иск против России на основании Конвенции 1999 года о борьбе с финансированием терроризма. Впрочем, даже если доказать в Суде, что Россия финансирует террористов на востоке Украины, Крым это не вернет.

Более того, если каким-то чудом Россия даст согласие на рассмотрение территориального спора и Крым будет даже присужден Украине, появляется вторая проблема – исполнение решений Суда. Суд – как папа Римский в известной реплике Сталина, танковых дивизий у него нет. Силовой возврат Крыма в военной операции против ядерной страны исключен.

Получить решение МС ООН, не подлежащее к исполнению, можно и другим способом: добиться подачи в Суд обращения о консультативном заключении по вопросу сохранения территориальной целостности Украины. Такое обращение Украина сама по себе подать не может, но можно убедить подходящую международную организацию, к примеру, ЮНЕСКО или МВФ, или проголосовать на ГА ООН.

Но с учетом того, что международное сообщество и так бесспорно признает Крым украинским, что подтверждено резолюцией ГА ООН от 27 марта 2014 года, ценность решения Суда самого по себе, без исполнения, не так уж велика.

По этой причине иск Украины в МС ООН по вопросам Крыма вряд ли должен рассматриваться как приоритетный шаг.

Можно ли получить компенсацию за имущество в Крыму?

Вопросы имущественной компенсации международное право сегодня решает намного лучше. В ситуации Крыма привлекательно выглядят инвестиционный арбитраж и Европейский суд против России.

Здесь возникает парадокс. Оба эти инструмента предназначены, прежде всего, для частных лиц, и базируются на частной инициативе.

Украина не может подать в инвестиционный арбитраж иск против России. Более того, если Украина явным образом заставит собственные госпредприятия подавать инвестиционные иски против России, или, к примеру, профинансирует арбитражи из государственного бюджета, арбитраж вполне может отказаться рассматривать такие дела, как де-факто начатые государством.

Частные украинские компании совсем не торопятся подавать инвестиционные иски: это дорого, выигрыш не гарантирован, перспективы взыскания с России не наилучшие, а может быть, и просто неохота ссориться с северным соседом.

Большое преимущество арбитража – возможность наложения взыскания на российское государственное имущество почти в любой стране мира. Сейчас это на практике пробует осуществить ЮКОС со своим $50-миллиардным решением против России. Если получится у ЮКОСа, интерес к арбитражам однозначно вырастет.

Европейский суд (ЕСПЧ) – наверное, оптимальный вариант для Украины по соотношению цена – результат. Неудивительно, что здесь Украина действует достаточно активно: подано уже три иска, и, по сообщениям Минюста, они продолжают наполняться доказательствами.

Украина здесь судится с Россией только формально от своего имени, а на самом деле в интересах частных лиц – своих граждан и компаний. Государственную собственность в Крыму Евросуд не компенсирует.

С другой стороны, государство нуждается в помощи: чем больше граждан присоединится к искам Украины, чем больше материалов будет подано в Евросуд, тем больше вероятность выигрыша. Пока что массового похода украинцев в Евросуд против России тоже не наблюдается.

Евросуд, однако, страдает от фундаментального ограничения – его решения выполняются, на практике, только добровольно. Совсем недавно Конституционный суд РФ установил, что Конституция РФ имеет приоритет на территории России над решениями Евросуда. В этом свете нетрудно предсказать, что в вопросе компенсации за имущество, присвоенное в Древней Корсуни, вряд ли стоит ожидать добровольного выполнения Россией решений ЕСПЧ.

Санкция за неисполнение – исключение нарушителя из ПАСЕ – до сих пор не применялась. Россия, в свою очередь, и так не слишком довольна ПАСЕ, где ее уже назвали агрессором и лишили права голоса, и вполне может рассматривать выход из ПАСЕ как небольшую плату за возможность игнорировать решения Евросуда.

Таким образом, имущественные иски против России, вместе с обращением взыскания на российское имущество за рубежом – это на сегодняшний день наиболее эффективные средства влияния на Россию. Но такие дела требуют, прежде всего, мощной и хорошо профинансированной частной инициативы.

 
© 2017 Ильяшев и Партнеры / Мобильная версия