укр eng рус

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Recent news
References
Chambers Europe

“The team was recently visible advising on a number of pharmaceutical cases. Sources agree that the team is “moving in the right direction” and are particularly impressed by its work in the pharmaceutical sector”.

 

Basic Priority

28.02.2012

This content is available only in original language of publication – Russian.

Юридическая практика, 28 февраля 2012

http://yurpractika.com.ua/article.php?id=100103693

Михаил Ильяшев: «Наша цель — сохранить темпы и динамику роста на уровне 2011 года»

Взвешенная кадровая политика и ориентированность на результат позволили ЮФ «Ильяшев и Партнеры» быстро преодолеть последствия кризиса, сохранить статус одной из наиболее эффективных юрфирм Украины и с оптимизмом смотреть в будущее. О стратегиях развития бизнеса и изменчивых тенденциях рынка юруслуг «ЮП» рассказал Михаил Ильяшев, управляющий партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры».

— Какова ваша оценка текущего состояния украинского рынка юруслуг?

— Стагнация. Юридический рынок в нормальных условиях достаточно динамичен. Сейчас же не слышно ни о крупных переходах юристов, ни о слияниях/разделениях юрфирм, ни о появлении новых игроков-иностранцев и уходе старых. Все замерло. С другой стороны, наверное, рынок просто уже устоялся, достиг определенного уровня. Такая стабильность может свидетельствовать о зрелости рынка юридических услуг.

В части предоставления юруслуг Укра­ина в чем-то напоминает Италию или Порту­галию, где также очень сильны позиции местных юрфирм, обслуживающих, опять-таки, местный бизнес. При этом Украина открыта для иностранцев. Тут много, по оценкам некоторых участников рынка — даже чересчур, международных юрфирм. Хотя, с другой стороны, в этих юрфирмах работают наши юристы, они практикуют украинское право, и называть их иностранными, наверное, не совсем корректно.

Сложнее мириться с ситуацией, когда иностранный юрист, приехав в нашу страну, через достаточно непродолжительное время начинает претендовать на лидерство в определенном сегменте рынка, что косвенно подтверждается его высокими ставками, но никак не опытом работы над сделками с украинским элементом. Вообще, большинство представительств сетевых юрфирм — это RЕP-офисы, понять место и роль которых на локальном рынке можно, лишь оценив их местных клиентов, которые обращаются к таким юрфирмам по вопросам национального права.

Когда у клиента суд в Нью-Йорке, и он обращается в международную юрфирму — это понятно и обоснованно, обращение в эту же фирму за консультацией по украинскому праву станет той лакмусовой бумажкой, по которой определяется реальное мес­то иностранной юрфирмы на украинском рынке юруслуг. Приведу пример. По одной сделке мы сотрудничали с иностранной юрфирмой, имеющей небольшой офис в Киеве, — они предпочли обратиться к нам, признав, что необходимый объем работ по украинскому праву — вне компетенции их местного офиса.

— Почему глобальные тренды укрупнения юрфирм практически не затрагивают Украину?

— Все активные участники юридического рынка — собственники бизнеса в первом поколении. Отношение к юрфирмам у нас не просто как к бизнесу, это нечто большее. Возможно, когда пройдет определенное время, произойдет смена поколений, партнеры юрфирм станут более прагматичными в оценках, юрфирма будет рассмат­риваться, прежде всего, как инструмент зарабатывания денег. И если слияние даст положительный эффект, обеспечит дополнительную прибыль, они не будут держаться за бренд и самостоятельность.

— В то же время на рынке наблюдается другой тренд — юридические фирмы уходят в узкую специализацию. Насколько такой подход себя оправдывает?

— Вопрос лежит исключительно в отрасли маркетинга. Юрфирмы действительно рекламируют пять-шесть основных практик, но это абсолютно не означает, что они не занимаются ничем иным. Мне не приходилось слышать, чтобы кто-то из юристов отказался от проекта клиента, не относящегося к основной специализации. Кроме того, специализация — категория достаточно субъективная, и часто практики «завязаны» на одном юристе, с уходом которого фирма проседает в соответствующей практике.

Клиенты признали, что узкая специализация юриста стала проблемой. В наших реалиях с этим никогда, собственно, проб­лем и не было — украинская система образования поневоле обеспечивает юристу широкий кругозор. Считаю, что специалистом в определенной отрасли может считаться только юрист, освоивший смежные направления. Если говорить о корпоративном праве, то это также трудовое законодательство, ценные бумаги, для «судебников» же обязательно знание материального права.

— Какова ваша кадровая политика? Сколько времени надо юристу, чтобы дорас­ти до партнерства?

— Никогда не устанавливали четкие сроки и обязательные условия для достижения статуса партнера. Такие программы, наверное, должны быть в действительно крупных международных юрфирмах. Статус партнера — не просто очередной этап карьеры, партнер должен быть носителем духа компании. Это и другой уровень ответственности — не только делать работу, но и обеспечивать ею других. В не очень большом коллективе все на виду, и достижения каждого хорошо известны. Соответственно, нет смысла говорить, что, проработав, например, восемь лет в одной фирме, юрист может стать парт­нером — амбиции должны подкрепляться конкретными достижениями, и достичь партнерства можно, наверное, значительно быстрее.

Для меня основной критерий — это отношение коллектива к продвижению того или иного юриста. Если человек не пользуется авторитетом, его мнением не интересуются — никакое назначение, никакая новая визитка не заставят коллег воспринимать его как партнера, способного принимать решения и отвечать за их реализацию. Наоборот, непродуманным назначением можно навредить, создать ненужное напряжение в коллективе.

По той же причине у нас отсутствует градация юристов: старшие, младшие, средние, консультанты, помощники… Отдельно выделяем только адвокатов, получивших соответствующие свидетельства, ну и, конечно, партнеров.

— ЮФ «Ильяшев и Партнеры», согласно рейтингам, относится к наиболее финансово эффективным юрфирмам Украины (по соотношению доходов к количеству юрис­тов). В чем секрет успеха?

— Мы никогда не ставили задачу наращивать объемы и стать самой крупной юрфирмой Украины по количеству юристов. Нам важно поддерживать состав команды на уровне, достаточном для выполнения всех поручений клиентов. Из практики могу сказать, что сегодня на Украине нет сделок, для сопровождения которых потребуется команда юристов больше 20 — 25 человек. В исключительных случаях можно привлечь коллег для совместной работы над проектом или на субподряд — клиенты, как правило, относятся к подобному с пониманием.

Опять же, основа нашей фирмы — юрис­ты, работающие у нас не один год, обладающие колоссальным опытом. Безусловно, есть и молодежь, вчерашние выпускники вузов, но их не более 10 — 15 %. Для сравнения: в юрфирмах, занимающих первые строчки рейтингов по количеству юристов, если я не ошибаюсь, около половины сотрудников имеют опыт работы до трех лет.

Опыт сотрудников объясняет наши высокие ставки. Но мы стремимся, чтобы в суд ходил один юрист — иногда в судебных заседаниях встречаем коллег, представляющих интересы клиента втроем-вчетвером, и даже с учетом их более низких ставок, суммарно расходы их клиентов выше. Безусловно, в сложных многомиллионных спорах участие нескольких юристов оправдано, но если это делается для того, чтобы обеспечить юристов работой, на месте клиента я бы прекратил любые отношения с такой юрфирмой.

— Какой была ваша антикризисная стратегия?

— У нас количество юристов соответствует количеству работы. Мы набираем людей под уже существующие проекты, а не раздуваем штат под потенциальные заказы. Мы не забегали вперед, двигались в контексте рынка. И даже во время кризиса не уволили ни одного сотрудника.

До кризиса у нас был план роста, который мы успешно выполняли, но так и не успели полностью реализовать. Например, мы переехали в собственный новый офис, но еще не заполнили его на 100 %. Собственное здание существенно снизило расходы на содержание офиса, что также способствовало нашей стабильности.

Если говорить о перспективах, мы не испытываем особого оптимизма относительно экономики. Наша цель — сохранить темпы и динамику роста на уровне 2011 года. Есть планы привлечь нескольких опытных специалистов в практиках, определенных нами как перспективные (налоги, морское право). В более отдаленной перспективе — увеличение количества офисов.

— В преддверии принятия нового Закона Украины «Об адвокатуре» много говорят о введении монополии адвокатов на судебное представительство. Как вы оцениваете такие перспективы?

— Монополия адвокатов в уголовном процессе предусмотрена, в частности, в проекте Уголовного процессуального кодекса Украины, недавно принятого в первом чтении.

Представляется, что установление адвокатской монополии будет на руку начинающим и недорогим адвокатам — поскольку людей загоняют к адвокатам, они, преимущественно, пойдут не к самым лучшим и опытным. Таких «вынужденных» клиентов подберут адвокаты, раздающие рекламу под судами. Менять ситуацию с судебным представительством, безусловно, необходимо, но не нормативно предписывая всем обращаться исключительно к адвокатам. Надо установить нормальный механизм компенсации реальных расходов на адвоката за счет проигравшей стороны. Это будет стимулировать клиентов обращаться к хорошим адвокатам. Увеличится и качество рассмотрения дел в судах, и скорость судопроизводства, ведь многие «неадекватные» иски будут отсекаться еще на стадии консультаций с адвокатом. Подобные неадминистративные меры могут действительно оживить рынок.

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,
«Юридическая практика»)

 
© 2017 Ilyashev & Partners / Mobile version